+21 °С
Облачно
Антитеррор
Все новости
История города
2 Октября 2020, 10:35

Петр ЧИЛЬДИНОВ: «К леспромхозу относился как к детищу»

Римма ЮНУСОВАФото Лены Леонтьевой и из архиваПетр Михайлович ЧИЛЬДИНОВ - мужчина видный: высокий, широкоплечий. 20 лет он руководил большим коллективом Сибайского леспромхоза, чуть меньше - предприятием «Сибайгазспецстрой». Когда ему исполнилось 68 лет, он решил, что все, хватит, пора отдыхать. И вот уже три года радуется размеренному образу жизни, поездкам в лес, сад, общением с детьми и внуками, пусть и по скайпу. Недавно, в День работников леса, который отмечается каждый год в третье воскресенье сентября, встретились в кафе ветераны леспромхоза, вспомнили яркие эпизоды трудовых будней. Среди них был и Петр Михайлович, с которым мы пообщались на разные темы, и, конечно же, из первых уст узнали, как развивалась в Сибае лесная промышленность, и почему ее не стало… Интересно, что лидерских качеств в детстве и юности он не проявлял. Родился в Зилаирском районе, затем семья Чильдиновых переехала в село Мраково Кугарчинского района, где Петр окончил школу. Вспоминает, как с отцом-лесником уезжали на все лето на сенокос: косили, гребли, копнили, метали в стога.- 30 августа переночевали мы в лесу, 31 - приехали домой, в бане помылся, и на следующий день - в школу, - рассказывает Петр Михайлович. - Отец в лесу всегда ходил с ружьем, звери-то всякие встречались, но стрелять ему ни разу не пришлось. Он - фронтовик, с оружием умел обращаться...Окончив школу, юноша поехал в Йошкар-Олу, где поступил в Поволжский (Марийский) лесотехнический институт.- Учиться было нелегко, много сложных спецдисциплин, все нужные, особенно мне потом пригодился «сопромат». К примеру, чтобы с делянки древесину переправить через речку, надо было построить мост, балку рассчитать - вот тебе и «сопромат», - делится П.М. Чильдинов. - Стипендия у меня была 35 рублей, а зарплата у отца - 50 рублей. Я старался учиться хорошо, и с третьего курса, как отличник, получал повышенную стипендию.- Йошкар-Ола - город студенчества?- Не только. Здесь я познакомился со своей будущей женой Людмилой Константиновной, которая в то время получала специальность в медицинском училище. Наши общежития были рядом. Людмила - родом из Марий Эл. Мои дети потом окончили тот же институт, что и я.- Где вы начали трудиться?- По распределению приехал в Уфу, в объединение «Башлес», где мне показали на карте север Башкирии, Караидельский район. Там, в Магинском леспромхозе, в поселке Озерки, в 1971 году и приступил к обязанностям технолога. Встретили там меня хорошо, дали квартиру, туда же привез и жену Людмилу. В 1972 году родилась дочь Наталья.В 1974 году отслужил в армии, после чего меня назначили начальником производственного отдела Магинского леспромхоза. В 1977 году в Магинске родился сын Володя. Затем меня перевели в Аскинский леспромхоз, где я трудился главным инженером. Еще две дочери-близняшки Татьяна и Ольга родились уже в Сибае, в 1984 году.- Как вы относились к постоянным переездам? - Это же хорошо: новые люди, новая обстановка, энергия, азарт - не закиснешь.- Когда перебрались в Сибай?- В Сибай приехал вечером 17 сентября 1978 года. Хорошо запомнил эту дату, как раз было воскресенье - День работников леса. В понедельник приехала уфимская комиссия из объединения «Башлес», и меня назначили директором Сибайского леспромхоза.

Петр Михайлович ЧИЛЬДИНОВ - мужчина видный: высокий, широкоплечий. 20 лет он руководил большим коллективом Сибайского леспромхоза, чуть меньше - предприятием «Сибайгазспецстрой». Когда ему исполнилось 68 лет, он решил, что все, хватит, пора отдыхать. И вот уже три года радуется размеренному образу жизни, поездкам в лес, сад, общением с детьми и внуками, пусть и по скайпу.
Недавно, в День работников леса, который отмечается каждый год в третье воскресенье сентября, встретились в кафе ветераны леспромхоза, вспомнили яркие эпизоды трудовых будней. Среди них был и Петр Михайлович, с которым мы пообщались на разные темы, и, конечно же, из первых уст узнали, как развивалась в Сибае лесная промышленность, и почему ее не стало…
Интересно, что лидерских качеств в детстве и юности он не проявлял. Родился в Зилаирском районе, затем семья Чильдиновых переехала в село Мраково Кугарчинского района, где Петр окончил школу. Вспоминает, как с отцом-лесником уезжали на все лето на сенокос: косили, гребли, копнили, метали в стога.
- 30 августа переночевали мы в лесу, 31 - приехали домой, в бане помылся, и на следующий день - в школу, - рассказывает Петр Михайлович. - Отец в лесу всегда ходил с ружьем, звери-то всякие встречались, но стрелять ему ни разу не пришлось. Он - фронтовик, с оружием умел обращаться...
Окончив школу, юноша поехал в Йошкар-Олу, где поступил в Поволжский (Марийский) лесотехнический институт.
- Учиться было нелегко, много сложных спецдисциплин, все нужные, особенно мне потом пригодился «сопромат». К примеру, чтобы с делянки древесину переправить через речку, надо было построить мост, балку рассчитать - вот тебе и «сопромат», - делится П.М. Чильдинов. - Стипендия у меня была 35 рублей, а зарплата у отца - 50 рублей. Я старался учиться хорошо, и с третьего курса, как отличник, получал повышенную стипендию.
- Йошкар-Ола - город студенчества?
- Не только. Здесь я познакомился со своей будущей женой Людмилой Константиновной, которая в то время получала специальность в медицинском училище. Наши общежития были рядом. Людмила - родом из Марий Эл. Мои дети потом окончили тот же институт, что и я.
- Где вы начали трудиться?
- По распределению приехал в Уфу, в объединение «Башлес», где мне показали на карте север Башкирии, Караидельский район. Там, в Магинском леспромхозе, в поселке Озерки, в 1971 году и приступил к обязанностям технолога. Встретили там меня хорошо, дали квартиру, туда же привез и жену Людмилу. В 1972 году родилась дочь Наталья.
В 1974 году отслужил в армии, после чего меня назначили начальником производственного отдела Магинского леспромхоза. В 1977 году в Магинске родился сын Володя. Затем меня перевели в Аскинский леспромхоз, где я трудился главным инженером. Еще две дочери-близняшки Татьяна и Ольга родились уже в Сибае, в 1984 году.
- Как вы относились к постоянным переездам?
- Это же хорошо: новые люди, новая обстановка, энергия, азарт - не закиснешь.
- Когда перебрались в Сибай?
- В Сибай приехал вечером 17 сентября 1978 года. Хорошо запомнил эту дату, как раз было воскресенье - День работников леса. В понедельник приехала уфимская комиссия из объединения «Башлес», и меня назначили директором Сибайского леспромхоза.
- Но ведь в то время действовал Сибайский лесопункт Кананикольского леспромхоза. Почему головное предприятие решили перенести в Сибай?
- Действительно, свои леспромхозы были и в Зилаирском, и в Бурзянском районах. В то время лес сплавляли по реке Белой. Вскоре такой способ был признан экологами вредным, и поэтапно сплав древесины по течению прекратился. Считалось, что таким образом наносился большой ущерб рыбному хозяйству и питьевому водоснабжению. Так и появилось решение - на базе двух леспромхозов создать один, в Сибае, где действовала железная дорога, необходимая для поставки леса потребителям. Лес из Зилаирского, Баймакского и Бурзянского районов пошел в город.
- Вам на тот момент было 29 лет, не страшно в столь молодом возрасте руководить серьезным производством?
- Было интересно. Помогло то, что нас часто посылали в командировки, я много ездил по стране, перенимал опыт работы других предприятий.
Руководство Сибайского леспромхоза было сформировано в основном из приезжих специалистов. Городские же трудились на нижнем складе, на вывозке леса: это операторы сортировочных линий, токари, слесари, стропальщики, крановщики, сучкорубы и другие, а самые многочисленные - водители лесовозов. Лезозаготовительной техники было достаточно.
Зимой водителям приходилось особенно сложно, когда машины буквально закатывало снегом, вытаскивали их бульдозерами. Помню, в Ивано-Кувалате Зилаирского района глубина снежного покрова достигала метр 90 см. Как в таких условиях окопать дерево, чтобы спилить его? Уезжали в Бурзян, где глубина снега поменьше - метр двадцать, хоть трактора могли пробраться к делянкам.
Летом свои трудности - частые дожди, бездорожье. Надо отметить, что водители отличались взаимовыручкой, помогали друг другу.
- Сколько человек было в штате?
- В 1980-м году в коллективе леспромхоза работало до двух тысяч человек, из них половина - в Сибае.
- Какие задачи выполняли?
- Мы занимались заготовкой, вывозкой и переработкой, отгрузкой леса, производством пиломатериалов. Работа шла круглосуточно, лес на разделку поступал и днем, и ночью. Зарево от освещения нижнего склада видно было аж с Ирандыка. А в тихую погоду ночью едешь по нижнему складу, только и слышно: бум-бум - падают бревна в карманонакопители.
Наши лесопункты располагались в Шанске, Бурзяне, Кананикольском, там рубили лес и возили в Сибай. К концу 80-х годов мы перерабатывали до 400 тысяч кубометров древесины. Был спроектирован цех по производству древесно-стружечных плит, который в результате распада СССР так и не появился.
- Как развивалась социальная сфера?
- Прекрасно. Мы строили детские сады, магазины, общежитие, много жилья для работников леспромхоза. У нас было подсобное хозяйство, столовая.
Коллектив леспромхоза активно принимал участие в городских конкурсах художественной самодеятельности, соревнованиях.
Давали сотрудникам путевки в санатории, распределяли между работниками поступавшие к нам товары импортного производства, так как продукция леспромхоза уходила за границу.
- Вы были строгим руководителем?
- К пьяницам и нарушителям дисциплины - даже жестким. Наказывал, понижал в очереди на получение квартиры. Утром и вечером водители, операторы проходили медосмотр. Пресекал воровство.
Мотивировали рублем. В каждом лесопункте нас обязывали вывешивать зарплаты на всеобщее обозрение. Это не было секретом. И я мог кому-то сказать: «Что тебе мешает заработать столько же, сколько Иванов? Машина та же, условия одинаковые. Давай подтягивайся!».
Бывало, обращались женщины для решения семейных конфликтов. Дверь кабинета у меня всегда была открыта. Я не боялся разговаривать с коллективом, говорить правду и выслушивать критику.
На работу часто устраивалась молодежь, их нужно было воспитывать, учить. К примеру, в 80-м году по направлению леспромхоза в вузах и техникумах училось около 80 человек, которым мы платили стипендию.
- Имена каких сотрудников вспоминаются?
- Перечислять можно долго. На нижнем складе работали опытные операторы поточных линий: Вазых Сатдинов, Петр Вшивков, Михаил Огнев - они обладали смекалкой, правильно давали оценку хлысту, стараясь, к примеру, взять из березы, как можно больше дорогостоящих частей для фанерного сырья.
Операторы челюстных погрузчиков: Виктор Пугачев, Михаил Курбатов.
Трудились семейные династии, экипажи водителей: Аюповы, Симоновы, Оренбуркины, Нефедьевы. Опытные водители: Суровцев, Воробьев, Малоземов, Никулин.
Начальник Шанского лесопункта Виктор Петрович Шаранов - самостоятельный, за ним, как за каменной стеной. Мы понимали друг друга.
Нижний склад Сибайского леспромхоза возглавляли грамотные специалисты: Владимир Иванович Максимов, Михаил Прохорович Курбатов. Мастер нижнего склада - Шамиль Анасович Ганиев.
- Почему вы ушли из леспромхоза?
- Я работал там до 1998 года. Если не вдаваться в подробности, то у меня произошел конфликт с руководством объединения «Башлес» и города.
Мне тогда было 49 лет, 20 из которых отдано леспромхозу. Когда мне предложили покинуть должность, это был удар под дых. Ведь я относился к предприятию как к своему детищу, сросся с ним, думал, что это - навсегда.
В тот момент меня поддержала семья, которая тоже очень переживала, зная мое щепетильное отношение к производству. Помогло еще и то, что довольно быстро мне поступило предложение поехать на север - восстанавливать заброшенный леспромхоз. Я опять окунулся в ту же самую, знакомую мне среду. С большим желанием взялся за дело.
- Если бы вы не ушли тогда, в 98-м году, как сложилась бы ситуация?
- Сложно сейчас на эту тему рассуждать, но, думаю, мы не распались бы так быстро. Хотя ситуация менялась на глазах. Если фанера ценилась, то на технологическое сырье - низкокачественную древесину - спрос упал. Большими темпами росли железнодорожные тарифы…
- Когда вы вернулись в Сибай?
- Через три года, когда власть в городе поменялась. Мне предложили должность директора «Газспецстоя», где я отработал с 2001 по 2017 годы. Занимались строительством газовых сетей. Но в новых рыночных условиях мне уже было сложно проявить себя так, как в советский период. От личных качеств директора, его профессионализма уже мало что зависело. Считаю, что весь свой потенциал я реализовал в организации производства леспромхоза. Свою миссию выполнил.
- Что бы вы пожелали городу?
- Сибай стал для меня родным, не собираюсь отсюда уезжать, хоть дети и зовут в Москву, где живут и работают. Слышал о планах строительства в Сибае завода по производству ориентированно-стружечных плит. Если бы они реализовались, было бы хорошо, тем более что в качестве сырья предлагалась низкосортная древесина, которую нужно осваивать. Городу нужно развиваться.
На снимке: ветераны леспромхоза слева направо Максимов Владимир Иванович, Петр Михайлович Чильдинов, Виктор Алексеевич Анциферов.
Читайте нас: