+9 °С
Облачно
Антитеррор
Все новости
Горожане
7 Октября 2020, 20:50

Железный Сафин

Как-то встретились коллеги-предприниматели, среди которых были два дагестанца, русский и башкир. Разговорились в неформальной обстановке, и слово за слово речь зашла о том, кто из них сильнее. Кавказцы, как всегда, горячились, русский примирительно сказал: «Не будем спорить, армреслинг, то есть борьба на руках, нас примирит». Один из дагестанцев оказался сильнее, а башкир - им был сибаец Ильмир Сафин - бороться не стал, сказав: «Моему отцу за 70 лет, давайте попробуйте сперва одолеть его…»Приезжают к нему на улицу Толстого, встречает пожилой человек невысокого, но плотного телосложения. Знакомится с друзьями сына: «Илдар Сафин, ветеран труда Башкирского медно-серного комбината, бывший бульдозерист и экскаваторщик».«Папа, ребята хотят помериться с тобою силою», - говорит Ильмир. "Ты, наверное, опять им про меня что-то понарассказывал, ну давай поборемся, если уж так хотят твои друзья", - ответил тот. И вот, раз за разом, без видимых усилий ветеран побеждает их одного за другим. В глазах молодых и удивление, и восхищение, ведь все они, как сегодня говорят, "шифанеры" и качки, а осилить бабая не могут...

Люди нашего города
Железный Сафин
Как-то встретились коллеги-предприниматели, среди которых были два дагестанца, русский и башкир. Разговорились в неформальной обстановке, и слово за слово речь зашла о том, кто из них сильнее. Кавказцы, как всегда, горячились, русский примирительно сказал: «Не будем спорить, армреслинг, то есть борьба на руках, нас примирит». Один из дагестанцев оказался сильнее, а башкир - им был сибаец Ильмир Сафин - бороться не стал, сказав: «Моему отцу за 70 лет, давайте попробуйте сперва одолеть его…»
Приезжают к нему на улицу Толстого, встречает пожилой человек невысокого, но плотного телосложения. Знакомится с друзьями сына: «Илдар Сафин, ветеран труда Башкирского медно-серного комбината, бывший бульдозерист и экскаваторщик».
«Папа, ребята хотят помериться с тобою силою», - говорит Ильмир. "Ты, наверное, опять им про меня что-то понарассказывал, ну давай поборемся, если уж так хотят твои друзья", - ответил тот. И вот, раз за разом, без видимых усилий ветеран побеждает их одного за другим. В глазах молодых и удивление, и восхищение, ведь все они, как сегодня говорят, "шифанеры" и качки, а осилить бабая не могут...
- Ещё в армии меня прозвали "Железный Сафин", - рассказывает ветеран. - Попал в погранвойска, сперва был на учебке в Приморском крае.
На курсах молодого пограничника очень большое внимание уделялось физической подготовке, в частности, боевому самбо. Командир отделения сержант Иван Черноусов выстроил нас, новобранцев, и стал показывать силовые приёмы. Всех подряд побросал через себя и подошёл ко мне, самому малорослому. Сходу попытался сделать захват, не смог. "Не понял, что это за курсант такой неудобный", - проговорил он и снова схватился за меня. А я сгруппировался, напряг все мышцы и стою перед ним, не шелохнусь. Он раз за разом пытается совершить захват и провести приём. Чувствую, начал терять самообладание: как так, какой-то зелёный новичок, а на приёмы кандидата в мастера спорта не поддаётся. А весь строй солдат стоит и смотрит, под угрозой командирский авторитет. С тех пор он сперва невзлюбил меня, а когда на стрельбах из трёх патронов я стал выбивать 30 очков, на любой дистанции прибегал первым, подряд многократно на руках поднимался и опускался по канату, на брусьях и перекладине делал упражнения как заправский гимнаст, проникся ко мне уважением. После завершения курсов хотел даже увезти меня в свою часть, откуда был прикомандирован для обучения курсантов. Молодые погранцы, прибывавшие в нашу часть с той учебки, рассказывали, что даже спустя два с лишним года в спортзале на стендах висят крупные фотографии, где я выполняю самые сложные упражнения.
Но у командования части на счёт меня, оказывается, были свои планы... Как лучшего курсанта меня отправили учиться на пограничного контролёра, и дальнейшую службу я проходил в морском порту Николаевск на Амуре в Хабаровском крае, куда постоянно заходили иностранные суда. Чаще всех были японские, канадские и шведские корабли с различными грузами, но больше всего с зерном, от нас забирали лес, сплавляемый с верховьев Амура и других дальневосточных рек. Я был в экспертной группе, состоящей из специалистов различных профилей. Мы проводили тщательный досмотр грузов, всех отсеков и трюма, изучали документы экипажа, выписывали пропуска. Тогда же немного изучил разговорный английский и японский языки, немецкий помнил со школы. Вообще, у меня была очень хорошая память. Наизусть знал воинский устав, все документы, касающиеся пограничной службы. Видимо, сказалось и то, что я с детства любил читать, дома было много книг. В армии стал отличником пограничной службы, достиг звания «старший сержант», являлся комсоргом части.
- Ну, а как всё же начиналось ваше становление как «железного человека»? - спрашиваю у своего визави.
- Мне шёл третий годик, когда началась Великая Отечественная война. Мой отец, Хисбулла Гибатович Мухаметкулов, работал председателем колхоза им. Ворошилова. За высокие показатели по коневодству дважды был участником Всесоюзной сельхозвыставки в Москве, награждался медалью и ценными подарками. Вообще, лошади были его стихией. После службы в армии по своей инициативе обучал деревенских парней премудростям джигитовки и вольтижировки. Как коммунист, бывший участник подавления басмачества в Туркестане во время срочной службы, носящий значок "Ворошиловский всадник", он одним из первых добровольцем ушёл на фронт. Воевал в знаменитой Башкирской добровольческой кавалерийской дивизии, являлся корреспондентом газеты "Красное знамя".
Мама, Асма Рахматулловна Баймурзина, росла в зажиточной семье, где образованность была на первом месте. Кроме обучения дома и в медресе, окончила рабфак в Уфе. Работала делопроизводителем в Башкирском правительстве З. Валидова в селе Темясово. Она была первой советской учительницей в д. Кусеево, где в ее честь сейчас на здании школы установлена мемориальная доска. Кстати, мама имела значок "Ворошиловский стрелок".
Вскоре, якобы из-за растраты отца, у нас забрали в колхоз единственную корову. Мать писала и Сталину, и Всесоюзному старосте Калинину, ответа не было. Эти письма, видимо, сверху спускались к нам в район, а оттуда снова в колхоз, как часто бывало. Её зарплата вся уходила на покупку госзаймов в фонд обороны страны (тогда такое практиковалось повсеместно), и семья голодала. Весной и летом выручали травы-дикоросы, съедобные коренья, огород, где мать выращивала, почти единственная в селе, картофель, капусту, другие овощи. Кстати, она же отвечала за школьный и колхозный огороды. Сёстры Венера и Фирдаус таскали воду вёдрами с речки для полива, а когда они пошли работать в колхоз, эта обязанность уже легла на мои неокрепшие плечи.
Особенно трудно приходилось к исходу зимы, когда все припасы кончались. Мать варила шкуру умершего теленка, в котёл пошёл даже отцовский тулуп. Ночами при тусклом свете лампы она шила на швейной машинке "Зингер", доставшейся от бабушки, одежду для односельчан, вязала носки и варежки, которые выменивала на молоко и катык. Кроме этого, всё её свободное от школы время уходило на писание писем воюющим солдатам от их матерей и жён.
Однажды мама отважилась пойти в соседнюю деревню Ишберда, где работал рудник. Из-за опухших от голода ног 6 километров прошла за шесть часов. Там добывали золото, такое нужное для приобретения из заграницы для нужд фронта оружия, боеприпасов, продовольствия, поэтому было надёжное снабжение продуктами горняков и их семей. Она подала заявление на продовольственную помощь. Директор рудника Молятов, прочитав, ответил: "Вот кому действительно надо помогать, ведь большинство наших горняков и их дети - её ученики!" С тех пор раз в неделю нам отпускали 4 буханки хлеба, благодаря чему мы и выжили. Мама и сама помогала голодающим детям. Уходя в школу на занятия, прихватывала кусочки картофеля, которых ждали три малыша с улицы Школьной, которая сегодня носит её имя. Кстати, один из них - Абдулхак Игебаев - стал впоследствии народным поэтом Башкортостана.
После ранения отец на несколько дней приехал в отпуск, такое доводилось не каждому, видимо, подействовали письма матери. Он поехал в райцентр и доказал, что никакой растраты не было, нам вернули корову, правда, не нашу, а другую, которая вскоре отелилась. Но радость длилась недолго, вскоре её украли. В лесу нашли её потроха, рога и копыта. Мать выпросила в колхозе лошадь и поехала вслед за ворами, которые в деревнях продавали мясо или меняли на другие продукты. Так она добралась до центра Зилаирского района. Похитители были найдены, но корову нам так и не вернули.
День Победы 9 мая 1945 года помню как сегодня. Клуб украсили флагами, на площади в большом казане варился ароматный суп. Все взрослые и дети проходят колонной, распевают песни, кто-то плачет. Мама выступила с докладом, а мне доверили прочесть стихи про Зою Космодемьянскую, которые учили сёстры-школьницы, но я, лёжа на печи, запомнил их раньше. Одному из учеников матери - Тафтизану Миннигулову - посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. Мама рассказала односельчанам о его подвиге. На крышу дома героя повесили красный флаг и почтили его память минутой молчания.
Отец вернулся лишь 4 месяца спустя. Оказывается, воевал и с японскими милитаристами. Сразу же впрягся в работу колхозным бригадиром. Я всегда сопровождал его и был за кучера. Он не чурался никакой работы, мужиков было мало, поэтому сам метал стога сена. А мне приходилось в это время верхом на лошади подвозить копна. Отец был очень сильным и громогласным. Помню, иногда взбирался на гору Янтал и пел протяжные народные песни так, что заслушивались все односельчане. Основатель школы кураистов, народный артист БАССР Гата Сулейманов несколько лет ежегодно приезжал летом к отцу и записывал эти песни, которые клал на ноты. Несколько песен записал от него и заслуженный работник культуры БАССР, известный кураист Карим Дияров. И на фронте в госпитале, когда отцу объявили, что будут ампутировать раненую ногу, он, представив себя увечным, запел песню "Азамат" о горькой судьбе башкира и его верного коня. Она растрогала всех - и больных, и врачей. А военный хирург дивизии Давлетов даже отменил своё решение об ампутации ноги и объявил, что попытается её вылечить.
Отец мечтал построить современную ферму взамен старой, с соломенной крышей. С бригадой поехали заготавливать лес. Когда возили стройматериалы, случилась трагедия. При разгрузке одно тяжёлое бревно скатывалось на головы людей, отец подставил руки и перекинул его через себя. Тем самым спас товарищей, а сам заболел, не ел-не пил, так как ничего не мог проглотить. Медсестра из-за высокой температуры направила его в Тубинскую больницу с диагнозом «грипп». В пути он скончался, вскрытие показало, что был заворот кишок.
Мне пришлось бросить 8 класс Тубинской средней школы и идти на работу в колхоз, где определили помощником конюха. Пас лошадей и тягловых быков, кормил их сеном, чистил стойла. Потом поручили возить молоко в Халиловский приёмный пункт. С раннего утра запрягал пару лошадей, ехал зимой на ферму, а летом в дойный гурт, загружал 20 бидонов с продукцией. Электрического света ещё не было, поэтому всё молоко сперва нагревал, а потом сепарировал вручную, обрат привозил назад. И так дважды в день. Наловчился таскать в каждой руке по бидону, вместе с тарой почти по 90 килограммов. На другой год на сенокосе скирдовал сено, по 9-10 стогов в день, считай, ворочал ежедневно тонн по 30 без малого. В детстве запомнился фильм "Великий воин Албании Скандербег", где показывали, как борются на руках. Я так накачал свои мышцы, ворочая фляги с молоком и метая стога сена, что никто из деревенских парней не мог побороть меня. Тогда, видимо, я и стал, как в армии прозвали, "железным Сафиным".
После службы Илдар Хисбуллович окончил Юлдыбаевское училище, стал механизатором широкого профиля. В колхозе на уборке зерна работал на комбайне. Затем переехал в Сибай и устроился механизатором на БМСК, освоил советские и импортные экскаваторы и погрузчики. Трудился в Ремстройцехе, ССМУ, на Обогатительной фабрике, откуда и вышел на пенсию. Неоднократно награждался знаком "Победитель соцсоревнования", стал Ударником коммунистического труда, награждён Почётной грамотой Минцветмета СССР, медалью "Ветеран труда". Много лет подряд был профлидером на производстве, а сейчас является зам. председателя ТОС микрорайона "Обогатителей". По своей инициативе организовал газификацию части улицы Толстого, чем заслужил признание людей.
Все дети в семье их родителей выросли трудолюбивыми и ответственными. Старшая, Венера, училась в Темясовском педучилище, у нее пятеро детей, все они получили высшее образование. Вторая сестра - Фирдаус - с малолетства работала в колхозе телятницей, сакманщицей по уходу за ягнятами, вырастила шестерых детей. Младшая сестрёнка, Тансулпан Гарипова, родившаяся после войны, стала народной писательницей Башкортостана, лауреатом Госпремии РБ им. С. Юлаева. Её книга "Бурёнушка" является настольной для многих. Она воспитала двух сыновей.
Илдар Хисбуллович женился на Магире Рамазановне Суюндуковой, работавшей старшим поваром в столовой №1 БМСК. Они вырастили трёх сыновей. Илмир и Амир - предприниматели. Юнир учился во ВГИКе, собирался стать кинематографистом, был широко эрудированным, знал пять языков, но, к сожалению, рано ушёл из жизни.
12 лет назад Илдар Хисбуллович овдовел, женился повторно, но три года назад спутницу жизни забрала коварная болезнь. Несмотря на неоднократные удары судьбы, наш ветеран полон забот о сыновьях, внуках и правнуках, занимается домашним хозяйством, садом, сбором лекарственных трав. Вновь, уже в который раз, поменял водительские права. Вскоре собирается в 83-й раз отметить свой день рождения - пожелаем ему здоровья и долголетия!
Ирек БИКМЕТОВ,
кандидат сельскохозяйственных наук,
краевед.
Читайте нас: