-21 °С
Облачно
Антитеррор
Все новости
Горожане
12 Июня 2020, 11:35

Идеальный мужчина

Ему было всего два месяца, когда он остался без отца. 1940 год, лето. Через год началась война.Бабушка в 35 лет поднимала шестерых своих детей, троих еще приемных. В первый класс мой отец пошел босиком. Хотя тогда полкласса прибежали в школу босиком. Классическое послевоенное трудное время. Зато потом, ближе к поздней осени, на нем появилось настоящее немецкое пальто, цвета стали, с большими блестящими пуговицами. Трофей, что с войны привез его дядя.Фаргат Зиннурович Саиткулов. Мой папа. Наш дед. Наш идеальный мужчина.Я знаю, о чем он мечтал в детстве. Хоть раз, но прийти на уроки в белой рубашке. Мечта сбылась аккурат к десятому классу. Старший брат подарил ему в августе мешок зерна. Это зерно папа продал на базаре за 200 рублей и пришел-таки в школу в белой рубашке. Денег хватило даже на черные брюки.В 21 год он уже был мастером участка Бимерского карьера в Татарстане. Туда вот распределился после горного техникума. В армии, причем в чужой стране, в Венгрии, его через пару месяцев после призыва сделали комсоргом батальона. Вернулся, устроился на работу на завод ЖБИ. Оформляли слесарем, не прошло и года, как стал начальником цеха нерудных материалов.А потом судьба занесла в трест «Башмедьстрой», где целых 35 лет до самой пенсии и проработал.Помните наш знаменитый лагерь «Орленок»? Я тоже помню. Как помню и то, что за отдых детей головой отвечал председатель профкома треста Фаргат Зиннурович Саиткулов.Когда в профкоме работал Саиткулов, гремел клуб «Строитель». Там библиотека в те времена была на целых 20 тысяч экземпляров. А в хоре клуба в один момент было почти 150 человек. Вот это настоящее рабочее многоголосие было. Кстати, все артисты художественной самодеятельности треста в августе, на День строителя, давали шикарный концерт. А сам День строителя с каким размахом раньше праздновали? Настоящий сабантуй, с юртами, кострами, бишбармаком и кумысом.Когда моя дочь в Москве выходила замуж, в сценарий свадьбы я внесла лишь одну коррективу. Пусть, говорю, картатай на башкирском языке споет песню «Сибай». А ведущий скажет только одну фразу: «Этот человек строил город, в котором родилась и выросла наша невеста».

Ему было всего два месяца, когда он остался без отца. 1940 год, лето. Через год началась война.
Бабушка в 35 лет поднимала шестерых своих детей, троих еще приемных. В первый класс мой отец пошел босиком. Хотя тогда полкласса прибежали в школу босиком. Классическое послевоенное трудное время. Зато потом, ближе к поздней осени, на нем появилось настоящее немецкое пальто, цвета стали, с большими блестящими пуговицами. Трофей, что с войны привез его дядя.
Фаргат Зиннурович Саиткулов. Мой папа. Наш дед. Наш идеальный мужчина.
Я знаю, о чем он мечтал в детстве. Хоть раз, но прийти на уроки в белой рубашке. Мечта сбылась аккурат к десятому классу. Старший брат подарил ему в августе мешок зерна. Это зерно папа продал на базаре за 200 рублей и пришел-таки в школу в белой рубашке. Денег хватило даже на черные брюки.
В 21 год он уже был мастером участка Бимерского карьера в Татарстане. Туда вот распределился после горного техникума. В армии, причем в чужой стране, в Венгрии, его через пару месяцев после призыва сделали комсоргом батальона. Вернулся, устроился на работу на завод ЖБИ. Оформляли слесарем, не прошло и года, как стал начальником цеха нерудных материалов.
А потом судьба занесла в трест «Башмедьстрой», где целых 35 лет до самой пенсии и проработал.
Помните наш знаменитый лагерь «Орленок»? Я тоже помню. Как помню и то, что за отдых детей головой отвечал председатель профкома треста Фаргат Зиннурович Саиткулов.
Когда в профкоме работал Саиткулов, гремел клуб «Строитель». Там библиотека в те времена была на целых 20 тысяч экземпляров. А в хоре клуба в один момент было почти 150 человек. Вот это настоящее рабочее многоголосие было. Кстати, все артисты художественной самодеятельности треста в августе, на День строителя, давали шикарный концерт. А сам День строителя с каким размахом раньше праздновали? Настоящий сабантуй, с юртами, кострами, бишбармаком и кумысом.
Когда моя дочь в Москве выходила замуж, в сценарий свадьбы я внесла лишь одну коррективу. Пусть, говорю, картатай на башкирском языке споет песню «Сибай». А ведущий скажет только одну фразу: «Этот человек строил город, в котором родилась и выросла наша невеста».
Песню все слушали стоя. Потому что мой папа поет сердцем. А оно у него настолько большое, каким может быть сердце только настоящего идеального мужчины.
12 июня идеальному мужчине исполняется 80 лет. И в этот же день, только годом позже, родилась его жена, его верная спутница жизни, моя мама, Галима Мухаметовна Ахметова. Судьба!
Зухра САИТКУЛОВА.
Читайте нас в