Все новости
Горожане
23 Декабря 2019, 11:20

Столько судеб прошло через сердце мое!

Многим сибайцам знакомо имя Людмилы Оглобличевой. Она на заслуженном отдыхе, но люди помнят ее очерки, репортажи, зарисовки, интервью корреспондента в газете «Сибайский рабочий». Это и понятно, шутка ли, 40 лет - в профессии! Сегодня у нас замечательный повод поздравить уважаемую коллегу, журналиста, удостоенного звания «Заслуженный работник печати и средств массовой информации Республики Башкортостан» Людмилу Николаевну Оглобличеву-Анпилову с 70-летним юбилеем и поговорить о жизни.

Римма ЮНУСОВА
Многим сибайцам знакомо имя Людмилы Оглобличевой. Она на заслуженном отдыхе, но люди помнят ее очерки, репортажи, зарисовки, интервью корреспондента в газете «Сибайский рабочий». Это и понятно, шутка ли, 40 лет - в профессии! Сегодня у нас замечательный повод поздравить уважаемую коллегу, журналиста, удостоенного звания «Заслуженный работник печати и средств массовой информации Республики Башкортостан» Людмилу Николаевну Оглобличеву-Анпилову с 70-летним юбилеем и поговорить о жизни.
- Есть такая замечательная песня «Мой путь, моя судьба». Если взять ее за основу в нашем разговоре, то с чего начнем?
- Два года назад, встречаясь с одноклассниками по случаю окончания школы, мы как раз говорили о том, какое же нам выпало счастье расти в эпоху неисправимых романтиков. Вся страна тогда шагала в бравурном марше, искренне радуясь полету в космос Юрия Гагарина, достижениям в экономике и социальной жизни, наполнениям домашнего быта невиданными доселе телевизорами и стиральными машинами.
Родители, еще очень хорошо помнившие войну, было среди них немало фронтовиков, жили вдохновенно, их настроение передавалось и нам. Сибай интенсивно застраивался, одна за другой вырастали улицы, больница открылась, занимая целый квартал. Все это, даже фонарные столбы с инкрустацией одинаково радовало и родителей, и детей. С энтузиазмом сажали деревья, старательно поливали, воду принося в ведрах из колонки.
- Сибай - ваш родной город. Что вспоминается из раннего детства?
- Образно говоря, пуповиной связана я с Сибаем, еще с улицы Клубной в тогдашнем рудничном поселке. Когда в мае 1953-го переехали в новый дом по улице Горького, городские очертания Сибая только-только вырисовывались. Перед домом в обозримом пространстве редкая сеть двухэтажных домов будущего 9-го квартала, такие же дома поодаль, почти у горизонта, на улице Островского. Наискосок проторенная дорожка к желтому зданию железнодорожного вокзала. К видимым объектам можно было бегать наперегонки по травянистым полянам. Зимой другая радость - с горки прямо с огорода катишься на санках, сугробами переметало невысокий штакетник забора.
На невидимой стороне, но отчетливо слышимой, натужный лязг экскаваторов, пыхтят и гудят паровозы. Там карьер, пугающий ежедневно отпалками. Там большая работа. Такие вот дорогие картинки раннего детства.
А потом - дорога в школу через появившийся любимый сквер с памятником Ленину. Отдельная песня всеобщей любви и взрослых, и детей - Дом культуры имени 40-летия Октября с его одухотворенной жизнью. Там на все голоса пел хор, ставили спектакли, встречали знаменитых на весь СССР артистов, учили танцевать, фотографировать, рисовать, играть на музыкальных инструментах. Туда родители ходили на танцы под духовой оркестр!
- Расскажите о своих родителях.
- Мама Зинаида Матвеевна, папа Николай Никанорович. Они одноклассники с начальной школы в селе Второе-Иткулово. Там они жили со своими родителями в предвоенные и военные годы. В 1947 году переехали в Сибай. В январе 1949-го поженились. Наработанный в подростковом возрасте опыт позволил родителям устроиться на работу по специальности. Папа - электрик. Мама - учительница начальных классов, фотографии есть, где она со своим классом и с коллегами. Родители получили удостоверения ветеранов Великой Отечественной войны, награждены медалями за доблестный труд в 1941-1945 годах.
Учительской карьере маме, как она говорила, помешало мое рождение. А потом все закрутилось бытом, детьми - стало не до учебы на педагогическом поприще. Но периодически работала бухгалтером. Она у нас героическая женщина. В 39 лет перенесла тяжелую онкологическую операцию. Осилила все, чтобы только не оставить троих детей сиротами. Да и потом, вопреки недомоганиям, оставалась жизнелюбивой, на ней держался дом. Мамы не стало в 85 лет.
Папа, работая, окончил Баймакский горно-механический техникум. Моего отца, полагаю, сибайцы помнят. Он долгое время работал начальником электроцеха БМСК, на пенсию уходил с должности начальника производственного участка «Уралэнергоцветмет». Перенес два инфаркта, болезненно воспринял нововеяния перестройки, умер внезапно от третьего инфаркта в 75 лет.
- Какая она, ваша собственная семья?
- Обычная. К сожалению, мужа, Александра Ивановича Анпилова, уже семь лет как нет с нами. Дочери Наталья и Екатерина - взрослые, самодостаточные люди. Пять внучек. Настя защитила на днях магистерскую диссертацию, работает юристом; Саша - студентка, наравне с английским изучает китайский язык. Лиза, Вика, Юля учатся в родной нашей школе №1.
- Как ваши пути пересеклись с городской газетой?
- С «Сибайским рабочим» познакомилась, едва научившись читать. В классе седьмом знала, что буду журналистом. С учебой сразу после школы не получилось. Учиться пришлось заочно, когда уже и своя семья была, и дети-школьники. Прежде чем войти в стены редакции газеты, в моей трудовой появились две записи о работе в магазине «Горняк» и цехе КИПиА. В КИПе в качестве комсомольского поручения отправили меня в школу рабочих корреспондентов при редакции газеты. На первом же занятии дали задание - написать зарисовку о товарище по работе.
Написала о Наташе Худяковой. Она занималась ремонтом манометров, приближался ее день рождения. В газете зарисовка вышла под названием «Наташа». Вот так наивный с нынешних высот опус стал и боевым крещением, и проходным баллом в профессию. Вскоре после публикации неожиданно для меня самой был оформлен мой перевод из цеха КИПиА в редакцию газеты.
- Помнится ли тот самый первый день?
- Еще бы! 20 мая 1969 года. В редакции обновление коллектива. Управляет делами заместитель редактора Иван Васильевич Шелихов. Он куда-то спешил, на ходу поручил бухгалтеру Нине Георгиевне ввести меня в курс дела. Встает навстречу светлая, звонкоголосая женщина, лучезарно улыбается, будто меня, родную-преродную с нетерпением ждала и наконец-то дождалась. Открывает двери в кабинеты: «Знакомьтесь, наш новый сотрудник!» И каждый встает, улыбается в приветствии. Кому-либо еще пришлось пережить такой вот прием на работу? Моя душа в тот день пела и летала!
А дома ожидал разбор полетов. Мое перемещение для папы оказалось шоком. Он взывал к разуму, убеждая, что мечта о журналистике - блажь, скоро наступит разочарование - и тогда что?! Молча выдержала бурю и одновременно испытательный срок на новой работе. 10 июня заступил в должность редактор Роберт Абдуллович Нагаев, и в этот же день он издал приказ о моем зачислении в штат редакции литературным сотрудником отдела промышленности.
- Какими они были, эти четыре десятилетия в газете?
- Эпохальными! Кто знает сейчас, что такое коммутаторы? Прижмешь черную безмолвную трубку к уху: «Почта-почта, дай, пожалуйста, рудник! Рудник, подключите номер!». Проще было пешком пойти и договориться на месте. И ходила, открывая двери на любом предприятии: «Здравствуйте! Я корреспондент…» И нигде никаких турникетов, нигде не поворачивали обратно.
А сколько впечатлений от встреч с интересными людьми! Всех героев своих зарисовок помню! Незабываемы рабкоровские посты на стройках третьей очереди обогатительной фабрики, мясокомбината, леспромхоза, школ, жилых микрорайонов, интервью с иностранными специалистами на строительстве молочноконсервного комбината, встреча первого поезда Уфа-Сибай. В последующие годы - строительство и пуск швейной фабрики, новой больницы, православного храма «Отрада и Утешение».
А сколько человеческих судеб прошло через мое сердце! Не пересказать. Если только написать - не одна книга получится. И про то, как от перьевой ручки перешли к диктофонам, компьютерам - тоже эпохальное явление.
- А когда работалось труднее всего?
- В 90-е годы. Да ты, Римма, тоже ведь помнишь, что было после эйфории от победившей демократии. Наступило безденежье. Но тираж не потеряли. Редактор Нур Гайнисламович Узбеков, сокращая финансовые затраты на выпуск газеты, убедил всех создать в редакции свой компьютерный центр по набору и верстке, а также отдел подписки и доставки. И все пошло на лад.
- Если в нескольких словах сказать о тех, кто оставил «в душе моей особый след»?
- Сложная задача. Таких много. Но если уж особый след… Нина Георгиевна Барченкова. Бухгалтер, душа коллектива, стержень, при котором все живут по принципу «Один за всех и все за одного» и в будни, и в праздники. Все к ней почтение в одном слове - Мать, так мы ее звали. Когда ее не стало, с горечью осознали, кого потеряли. Такие люди, как Нина Георгиевна, рождаются однажды в тысячу лет.
Владимир Николаевич Сабин - замредактора, человек-поступок. Представьте, декабрьская ночь. Мы чуть ли не всем составом едем в Акъяр, где утром рано надо быть обязательно на семинаре. Вьюжит, дорогу переметает - и автобус летит с дороги вниз. Обошлось без жертв. Но очень страшно. Мы в перевернутом автобусе. А Владимир Николаевич 5 километров идет по степи до ближайшего селения и возвращается уже с подмогой. Он же находит всех, кто помогает в тепле переждать до утра остаток ночи.
Гарей Усманович Исхаков - поэт фотографии, работать с ним в паре - огромное удовольствие. Один только пример. Надо сфотографировать передовика производства, сварщика. Вот идет наш герой. Роста небольшого, в спецовке. Гарей перед этим человеком и на колени вставал, и на какую-то верхотуру залезал, выбирая ракурс. Потом поднял над ним щиток, поправил воротник, стряхнул все невидимые пылинки, произнес свою неизменную прибаутку: «Внимание, снимаю…» И в газете вышел еще один замечательный портрет жизнерадостного человека.
- Еще одна громкая фамилия Вайсман…
- Прочитала как-то: «У каждого журналиста в РБ свой Вайсман». У меня как у Пушкина: «И шестикрылый Серафим явился тоже мне»… В 1957 году, когда он писал очерк про семью моего легендарного деда Никанора Семеновича, большевика с 1920 года, участника гражданской войны, уважаемого некогда в нашем городе человека.
Второй раз мы с ним встретились уже в редакции. Я только-только пришла сюда, а он прибыл в командировку. Обрадовался, узнав, чьих я внучка и дочка. И далее до последних своих дней вел меня по профессии. Прибежал-увидел-написал - это не журналистика, учил он меня. Поспеши увидеть, увидев, в зависимости от обстоятельств, удивись, рассердись, возмутись, порадуйся, пропусти через сердце свое, поразмысли - и тогда пиши. Не прыгай по верхам, не возносись, вникни в суть, найди свой конек в газетных жанрах. И главное - будь искренней во всем. Это завет, которому старалась следовать и который передаю своим молодым коллегам.
Читайте нас в