+18 °С
Облачно
Антитеррор
Все новости
Память
26 Августа 2022, 19:00

Был гражданином Родины на всех этапах жизни

Предлагаем вниманию читателей рассказ жителя Сибая о своем отце - сельском руководителе, неутомимом труженике, патриоте родной земли.

Был гражданином Родины на всех этапах жизни
Был гражданином Родины на всех этапах жизни

Хисамитдин СУЛЕЙМАНОВ: год рождения - 1896; происхождение - бедняк; образование - самоучка; профессия- агроном (практик).

 

  1. Начало становления

 

1911 год. После очередного гибельного мора, который охватил регион, Хисамитдин, 15-летний паренек, потерял отца и мать и оказался кормильцем брата Хайретдина, 1900 года рождения, и сестренки Гульхаят, 1906 года рождения.

Помогли старшие родственники из Верхне- и Нижне-Салимово Мурзагильде Сулейманов и Максютовы, которые устроили Хисамитдина и детей на постой и прокормление в Ташкургу - почтовый пункт Мирской дороги. Усадьба Мустафы- олатая Сагитова даже в конце 40-х годов прошлого века была добротной: большой дом, множество скотопомещений, и, конечно, всем хватало работы.

Дело в том, что Ташкурга находилась на конедневном расстоянии от Орска (с востока) и также от Юлука (с запада) на ответвлении «шелкового» пути. Торговцы, ремесленники и прочий проезжающий люд и днем, и ночью здесь останавливались, чтобы отдохнуть, накормить лошадей. Круглые сутки Хисамитдину приходилось встречать и устраивать на ночлег гостей, ухаживать за лошадьми. Усердных и понятливых ребят постояльцы не могли не заметить. И в какой-то момент один состоятельный торговец из Орска обратился к Сагитову: «Мустафа, у меня есть сын, ровесник Хисамитдину, учится в гимназии и ему нужен товарищ достойный. Отдайте мне парня, и со временем он будет очень грамотным и полезным человеком». «Вопрос непростой, мало того, что он мне самому ой как нужен, - у него ведь еще есть братец и сестренка, - ответил Мустафа. - Да еще что скажут старейшины, подумать надо».

К следующему приезду торговца было решено: Гульхаят станет воспитываться у Мустафы-олатая Габитова в Абдулкаримове, Хайретдин поедет вместе с братом в Орск.

Судьба старательных братьев сложилась как нельзя лучше. Ребята быстро подружились с сыном хозяина, в свободное от работы время постигали у ровесника грамоту и письмо, обучились пяти намазам, как требует ислам.

Торговец посвятил уже повзрослевшего Хисамитдина в азы растениеводства, животноводства и счета (то есть бухгалтерии). Любознательность, аккуратность, исполнительность и преданность хозяину сотворили из деревенского парнишки крепкого рачительного работника, под началом которого были десятки подчиненных. К началу гражданской войны Хисамитдин вернулся в Абдулкаримово к брату и сестренке, а Хайретдин оставался в бурлящем Орске, где был определен, как уже вполне грамотный, на обучение в Москву.

Опережая события жизни отца, поделюсь воспоминаниями о Хайретдине-агае, судьба которого сложилась как в сказке. Успешно окончив Бауманку (использую сегодняшнее название), он был направлен в Орск вместе со своей женой Любой- енгэйкой, также инженером-механиком. Оба они были одними из создателей Орского механического завода. В 1955-58 годы агай вместе с сыном Энгелем приезжал на родину, они гостили у нас в Кашкарово.

В 80-х годах, бывая в Орске, я несколько раз искал их по старому адресу, но тщетно. Хайретдин-агай рано скончался, Люба-енгэй вместе с Энгелем уехали в Москву. Попытку разыскать их, к сожалению, я не предпринял в суматохе быстротечной жизни.

… Гульхаят-апай по достижении совершеннолетия вышла замуж за парня из соседней деревни Смакаево, что находилась вдоль речки между Абдулкаримово и Юлуком.

Мустафа-олатай, как родную, воспитал племянницу и помог правильно устроиться в жизни. Вместе с Мусой-езнаем Галиным они прожили долго и счастливо, дали жизнь троим сыновьям и трем дочерям. Их первенец - Хурматулла-агай, участник войны, вместе с Диларой-енгай оставили достойную замену себе. Гирфан-агай и сестренка Закия по сей день являются притяжением многочисленной родни. Мы все с удовольствием общаемся и стараемся помочь, когда надо, друг другу.

 

  1. В центре вихря перемен

 

Однако отцу не пришлось долго быть у брата в Абдулкаримово и помогать ему. Согласно данным тома 33 сборника  «История башкирских родов. Тангаур» (Уфа, 2019 г., стр. 167), Хисамитдин Алтынгужевич с октября 1918-го по февраль 1919 гг. служил в башкирских войсках 3. Валидова, с февраля по июль 1920 года находился на службе в г. Стерлитамаке (НА РБ. Ф. 1359. Оп. 46. Д. 394. Л.1-18).

Обладая организаторскими способностями, обретя также опыт работы на мельнице у брата Мустафы в Абдулкаримово, Хисамитдин смог организовать земляков на строительство пруда с водяной мельницей на реке Бузавлык в Нижне-Салимово.

По свидетельству сибайца Нурислама-агая Максютова, мельничные жернова (камни) из Сары везли на десятках быков. Там же был построен птичник-ферма. Все это мирское достояние было поручено вести Мырҙагилде-олатаю Сулейманову, который рядом имел бахчи и огород - единственный в округе.

Я также бывал с отцом на бахчах у олатая, до сих пор помню, как удивился дивной простоте принципа орошения. Пока отец общался с братом, интерес ко всему этому погнал меня выше - откуда и как идет вода? Оказалось, что речка Суртанузяк перед выходом из оврага на Бузавлык была несколько перекрыта крупными камнями. Образовался небольшой прудик, и воде оттуда пришлось устремиться по небольшому арычку, а в дальнейшем разбежаться по более мелким тропкам уже между арбузами и так дальше.

Впоследствии, уже из Кашкарово, отец меня часто возил в Абдулкаримово к Мустафе-олатаю. Уже 7-8-летним я помогал мельнику загружать зерно в бункерок, потом уходил  на пруд рыбачить. Большие красноперые хариусы влет клевали на кузнечиков. Олатай говорил всегда: «Улым, больше двух не лови, нам с тобой хватит!»

Я очень благодарен отцу, что на каком-то генном уровне он передал мне желание строить пруды, которое я осуществил в 80-х годах по Зауралью: в «Рассвете», Ново-Петровке, Юлуке, Ивановке и, конечно, у себя на родине в Салимово - тот водоем прозвали «Закир быуаһы».

С 1920 года Хисамитдин Алтынгужевич работал на разных должностях при обустройстве органов управления молодой советской власти региона. В том числе секретарем, а потом и председателем Мухаметрахимовского (Матраевского) сельского совета, в Алгазах, Абдулкаримово и Акьяре.

По свидетельству своего кучера Самигуллы-олатая Юланова и Мухлисы-инәй, Хисамитдин, будучи землеустроителем 2-й Тангауровской волости, узаконил землевладения Тангауров. В течение целого месяца вместе с геодезистом из Москвы оконтуривали и заносили на карту территории от Сакмары до реки Урал.

К сожалению, при очередной территориальной пертурбации и создании Зилаирского района в начале 50-х годов прошлого века лучшие земли - свыше 100 тыс. га - отошли к Хайбуллинскому и Баймакскому районам.

Я помню даже Петрова-агая - директора Матраевской МТС и потом директора Зилаирского зерносовхоза - крупнейшего в СССР, а позже министра сельского хозяйства БАССР. Он бывал у нас в Ташкурге и нет-нет да баловал меня, брал на руки. Это по его настоянию, в память о Тангаурах, совхоз назвали Зилаирским.

Когда власти решили привлечь народ в центры предполагаемых хозяйствующих субъектов, Хисамитдин Алтынгужевич был одним из организаторов создания деревни Ташкурга - моей родины. Подробно об этом рассказал Фуат Сулейманов в газете «Сельские огни» (№10 от 25.01.1992 г.), открывая рубрику «История родного края».

Также отец с нуля настраивал и работу Заготконторы, райфо, был по жизни обыкновенным сыном своей земли, всем и везде нужным и уважаемым.

 

  1. Из моего детства в Ташкурге

 

Зима 1949 года была очень снежной, тем более в степи - дома и сараи «залепливало» по самые крыши. Кое-как прорубались и делали ступеньки, по которым выходили или заходили. В погожие дни, уже ближе к весне, катались на санках прямо с крыш домов. Была все-таки зима, и мы с ребятами грелись, обхватывая дымящиеся печные трубы. По словам моей матери Сарбиямал Хибатовны, когда мне было чуть более года, все члены семьи (отец, мать и Гайша-инәй) в лютые морозные дни февраля оказались лежачими больными и я трое суток - голодный, в студеном доме - выживал один, зареванный. Спасла нас всех Фатима-апай Байгильдина - фельдшер, которую прислали из Матраево: «Срочно езжай, на Хисамитдина не похоже, чтоб не выходил на работу».

В последующем, ежегодно, мама меня возила в с. Воскресенское к «Сукману» (Сукманов - помню, был такой фельдшер), который долгое время спасал мои легкие. Фатима-апай приезжала к нам потом и на выходные с дочкой Светланой, с сыном.

Помню также и школу по нашему ряду, где работал и жил с семьей Абубакир- ағай Утяшев.

После посевной 1950 года на стане за речкой Камыш-узяк (теперь это место под водохранилищем) был сабантуй. В какой-то момент после торжественной части несколько дюжих механизаторов поймали моего отца, взяв за руки-за ноги раскачали и бросили в воду. Я ревел, как резаный. А это, оказывается, делалось по поверью, с присказкой: «Хозяин, мы посеяли, теперь дай посевам воду!» И в тот год, действительно, был небывалый урожай на полях колхозов «Новый мир», «Камыш-узяк».

Из воспоминаний земляка А.М. Юланова:

«Не хватило рабочих рук на уборке и обработке зерна. Из райцентра каждую неделю приезжали помогать сельчанам. Помню, как сотрудники райсовета под руководством секретаря Зайнуллы Хайбулловича Аиткулова на полуторке выехали в Ташкургу на зерноток подсобить в переработке урожая. Я тогда был школьником и поехал вместо матери, которой тогда нездоровилось.

Председателем колхоза с тогдашним богатым урожаем был Хисамитдин-агай Сулейманов. Он, энергичный, быстрый, высокий и мужественный, почти бегом управился, объяснив всем порядок работы, расставив по местам без суматохи. Выяснилось, что мои отец и мать в свое время также жили в Ташкурге, и мне показали наш дом.

Уже затемно выехали обратно в Юлдыбаев. Аиткулов-агай оставил на помощь колхозу одного из наших сотрудников до конца уборки.

После этой встречи я часто встречал Хисамитдина-агая, который всегда интересовался моей жизнью. Его советы и наставления помогли мне быть в это непростое время совестливым, старательным, помогали жить и работать, я до сих пор рад тому, что такой человек стал мне опорой и надеждой.

Последний раз через много лет с Хисамитдином-агаем встретились в Зилаире. Оказывается, он поздно приехал из Стерлитамака, где был на курсах по апробации новых технологий. Я, посмеиваясь, спросил: «Олатай, когда будешь отдыхать, все работаешь...» Он так же шутливо ответил: «Успеется, некогда отдыхать».

Таков был этот замечательный - неугомонный и отзывчивый - человек, горжусь тем, что он присутствовал в моей жизни».

Полынный запах знойного лета и колыхание серебристо-белого ковыля моей степной родины сопровождают меня всю жизнь и тянут туда во снах и наяву.

Благодарная память детей, внуков и правнуков, друзей и сородичей Хисамитдина Сулейманова в 100-летие со дня его рождения собрала нас всех в Ташкурге летом 1996 года. Праздник был устроен и как одно из первых шежере-йыйынов, и как сабантуй. Для многих это явилось открытием своих истоков, что прибавило радостного настроения всем. Об этом подробно написано в статье Фуата Сулейманова в газете «Ауыл уттары» (“Сельские огни”) Зилаирского района от 21 июля 1996 года. Выражаю ему искреннюю благодарность также за предоставленные из архива РБ копии документов отца, за его усердные поиски в области нашего общего шежере. Желаю успехов в дальнейших исследованиях истории родного края!

 

  1. Двадцатитысячник

 

В феврале 1952 года отец привез нас на новое место жительства - в Кашкарово.

Было раннее утро, когда чуть начинало светать и сани катились куда-то сильно вниз, как бы в яму. По краям дороги громоздились с обеих сторон высоченные деревья, и в какой-то момент мы заплыли то ли в туман, то ли в сплошной синий дым. Так начиналось узнавание новой родины, где прошли остаток моего детства и юность.

К 1951 году по стране преобладающее число сельхозпредприятий оказались в плачевном состоянии. У назначенцев по принципу «победители» не было никаких грамоты и способностей руководить колхозами и совхозами, в результате чего 80 тысяч хозяйств обанкротились, сельчане повально бедствовали.

Решением ЦК КПСС в тот год был принят курс на укрупнение вновь организованных хозяйств, в которые из успешных колхозов направлялась команда из 20 тысяч специалистов. В их число включили и Хисамитдина Сулейманова, работавшего зам. председателя колхоза «Новый мир» в Матраево, вернувшегося с фронта инвалидом II группы. Вместо обанкротившихся колхозов Кашкат (Юлдуз), Ишбулды, Ишембетово, Максютово, промкомбината в Искуже был создан колхоз «Красный Зилаир» в Кашкарово, председателем которого  назначили нашего отца.

О том, как он работал с первых дней в Кашкарово, как преодолевались трудности, какая у него была команда руководителей среднего звена, рассказано мной в газете «Атайсал» №53 от 2 июля 2013 года.

Локомобиль и первые лампы Ильича, а также первая пилорама в 1952 году дали сельчанам новое дыхание и уверенность в завтрашнем дне. Обязательность реализации запланированных мероприятий и работ всеми исполнителями принесла ожидаемые результаты, и в первый же год колхоз получил богатый урожай зерна, заготовили корма. Создали птицеферму, резко увеличили крупный рогатый скот, поголовье лошадей. На десятках гектарах выращивали картофель, корнеплоды. Маслобойка, производство сыра, пчеловодство также дали неплохой доход и создали рабочие места. Из ликвидированных деревень народ переехал в Кашкарово, и в 1953 году многие построились на улице Юлдузной. К осени мы также переехали там в свой дом.

В дальнейшем наступили времена освоения залежных земель и расширения посевных площадей, внедрения севооборотов.

Успешное освоение технологии выращивания кукурузы позволило Хисамитдину Алтынгужевичу стать одним из лучших агрономов не только региона, но и республики. На кукурузных полях заречья Зилаирки за Кашкарово терялся даже всадник на коне, приезжало много делегаций за опытом, все дивились.

В годы работы агрономом в колхозе, потом и в совхозе «Юлдыбаевский» к нему прикрепляли практикантов из Башкирского сельскохозяйственного института. Среди этих ребят одним из ярких личностей стал Абрар-агай Ярлыкапов из Матраево - будущий спецпредставитель СССР в Афганистане. Я его хорошо помню, так как несколько раз мне пришлось быть у отца с его практикантом кучером в поездках по полям. Квартировался он в доме у наших соседей, был очень общительным. Не зря после вуза его вскоре забрали в областной комитет комсомола и он потом стал его первым секретарем.

Из книги 3.Я. Бикбова «Ер кешеһе» (“Человек земли”, Сибай, 2020 г.) узнал, что Абрар-ағай жив и здоров, стал крупным ученым и проживает в Москве. Я рад, что такой человек был в моей жизни.

Остается надеяться, что сегодняшнее волонтерское движение могло бы стать преемником нашего комсомола.

Отец мой до 75 лет работал агрономом и был предсказателем урожайности полей в округе. Приглашали его для консультаций и в казахский НИИ сельского хозяйства под Актюбинском.

 

  1. Послесловие.

 

В наше время, когда все измеряется рентабельностью, что совершенно справедливо, когда более половины трудоспособных сельчан (в том числе женщины) вынуждены работать вдалеке от дома по вахтам, наблюдается очередное укрупнение населенных пунктов.

Похоже, что сельскохозяйственное производство должно стать на промышленную основу, используя новейшие достижения науки, технологий, совершенно новых машин и техники, - высокотехнологичным и рентабельным.

Все больше людей оставляют родные места и обживают более крупные населенные пункты. Если на примере Зауралья - город Сибай разросся и растворил в себе Старый Сибай, тянется на Хасаново, Култабан.  Баймак - с юга «идет» на Асылово и питомник. Акъяр и Исянгулово, Зилаир также расширились. Население, хочет того или нет, начинает обустраиваться в городах и райцентрах. Теперь людям надо дать работу - создавать крупные агрохолдинги. Нужно срочно искать кадры для них, организаторов - по принципу конкурсов «Лидеры России».

На базе Сибайского института БашГУ, где есть серьезная экономическая наука и специалисты, ученые, есть смысл проводить конкурс «Лидеры Зауралья», чтобы выявлять будущих потенциальных руководителей агрохолдинговых и сельских кооперативов.

А близость нашего региона к «Шелковому пути» могла бы стать определяющей в успешной реализации сельхозпродукции.

…Последнее мое серьезное общение с отцом состоялось летом 1978 года в Кашкарово. Будучи в отпуске, целую неделю я ухаживал за ним, готовил еду, ставил самовар по многу раз за сутки. Ел он чуть-чуть… О вехах и этапах своей жизни отец рассказывал скупо, с неохотой. Про войну так же, безо всякой похвальбы: «Был минометчиком, самый короткий по сроку службы фронтовик. Только-только начинаем обстрел немцев, так они тут же по нам в ответ сыпят и сыпят. Мы не всегда успеваем переехать и попадаем под губительный огонь». А потом, когда он пришел в себя - госпиталь, Омск.

В 1942-1943 годах X.А. Сулейманов отважно сражался в качестве минометчика в составе 41-й дивизии Западного фронта, после тяжелого ранения лечился в г. Омске и вернулся инвалидом II группы. Воевал и его старший сын Ахмет Хисамович Сулейманов (1925 г.р.), кавалер ордена Отечественной войны II степени. Он служил в армейской разведке и участвовал во взятии Кенигсберга (из статьи Ф.М. Сулейманова «Вклад Сулеймановых из д. Салимово Зилаирского района в Победу в Великой Отечественной войне»).

Я как-то не особенно воспринял тогда рассуждения отца о том, что вся жизнь скоро изменится. Мои попытки возразить его доводам были повержены логикой опытного пожившего человека.

«Трактора К-700 у нас неправильные - уплотняют почву, теряем 30-35% урожая, комбайны выкидывают 20-25% зерна вместе с соломой; результат работы всегда отрицательный. Вон - видишь наш тарантас, под лабазом стоит, колеса почищены, оси смазаны. Служил он нам более 50 лет, еще послужит. Так же и со сбруей, потому что наши и мы их бережем. А колхоз что, каждый год покупали, а потом приходили по разнарядке 30-40 телег и саней. Бережливость была растоптана бессовестной трудодневной оплатой труда старательных работяг. Каждой вещи, каждому гектару и сотке земли должен быть хозяин».

Мои попытки доказать, что жизнь нормальна и страна сильна, не возымели на отца никакого влияния. Остался на своем: «Скоро придет новое время, технологии и машины, трактора. Ты это все увидишь. Но еще долго будете держаться за старое - целыми днями в погоне за пустяшной железкой, чтоб запустить в работу старье. А страна - она разграблена, раздарена всем и вся, к великому сожалению».

Ему оставалось меньше года жизни, а что предсказал - случилось через 10 лет.

Благодарность отцу с малых лет у нас была безмерной, гордость за него и за нашу семью была непоказной, само собой разумеющейся, что притягивало к нам всех родственников, соседей и единомышленников. Интернационализм в семье воспитывался негласно, наличием у нас на постое в горнице приезжих, направленных в деревню работать. Медсестра Румана-апай Шангареева - из-под Уфы, Валя-апай Алексеева - из Белорецка, учителя Баканова-апай из Зилаира и Хажар-апай Багишаева с мужем… Все они, как члены семьи, жили с нами по 2-3, а то и более лет. Кстати, муж «Зәхмәт»-апай (прозвище в школе) Багишаевой, Баймырҙа-ағай, учился очно в Баймакском горно-механическом техникуме. Приезжал в семью по выходным, общение с ним и предопределило мое первое профессиональное образование после семилетки.

Рассказал отец и про последний курьез в райкоме партии. Когда он посчитал, что пора уйти на давно заслуженный отдых, решил сдать в райком партийный билет. Приехал в Зилаир, зашел к А.Т. Никифорову и объявил, что достаточно послужил КПСС. Мол, спасибо, что поддерживали, теперь ему нужно пообщаться с Аллахом, очистить душу - и двигает по столу в сторону Андрея Трофимовича партбилет. Тот опешил и толкает документ назад к нему: «Вы что, Сулейманов, забрать партбилет мы сможем только если исключим вас из рядов партии или если вы умрете».

Чем закончилось, суть неважна, но здесь показательна характерная черта Хисамитдина Алтынгужевича: быть обязательным, бескомпромиссным и конкретным гражданином родины на всех этапах своей жизни.

В память о нем и старшем брате Ахмете мы, многочисленные дети, внуки и правнуки, выносим их портреты 9 мая в ряды «Бессмертного полка» - в различных городах и селах, различных странах. Память о них вечна.

 

Закир СУЛЕЙМАНОВ,
потомок устроителя второй

Тангауровской волости,

ветеран Росатома.

Был гражданином Родины на всех этапах жизни
Был гражданином Родины на всех этапах жизни
Был гражданином Родины на всех этапах жизни
Автор:Гульсина Киикбаева
Читайте нас: