Все новости
Память
26 Ноября 2021, 17:52

Хрупкий директор дошла и до Минкультуры РФ

12 ноября исполнилось 90 лет со дня рождения видного театрального деятеля, заслуженного работника культуры РСФСР, заслуженной артистки БАССР, кавалера орденов Трудового Красного Знамени и «Знак почета» Разины КАГАРМАНОВОЙ. «...Я успокоила маму, сказала, что поехала сдавать документы в педагогическое, а сама поступила в театральное училище. Однажды, с целью подработки, приняла участие в утреннем концерте по радио. Мое выступление услышала в деревне Гашия-апай и спросила у моей мамы: «Сарбиямал, где, говоришь, учится твоя дочь Разина?». Та ответила, что на педагога. А соседка возразила, мол, по радио сказали, что она учится на 1 курсе театрального училища. Мама сразу приехала в Уфу и нашла квартиру, где я жила. Но хозяйка не выдала меня...» ПОДРОБНЕЕ:

Хрупкий директор дошла и до Минкультуры РФ
Хрупкий директор дошла и до Минкультуры РФ

Личность в искусстве

Хрупкий директор дошла и до Минкультуры РФ

 

12 ноября исполнилось 90 лет со дня рождения актрисы, видного театрального деятеля, заслуженного работника культуры РСФСР, заслуженного артиста БАССР, кавалера орденов Трудового Красного Знамени и «Знак почета» Разины Кагармановой.

 
Разина Давлятовна родилась 12 ноября 1931 года в с. Кашкалаши Чишминского района БАССР (ныне Благоварский район РБ).

 

Из воспоминаний Разины Кагармановой:

 

«Прямо как сейчас помню мое первое знакомство с миром сценического искусства, еще юной школьницей попала на спектакль «Шамсикамар» в Академтеатре. К большому сожалению, не смогла посмотреть с самого начала, т.к. детей не пускали, а мы украдкой прошли во время антракта. Были тогда совсем маленькими, в памяти осталось только то, что плакали навзрыд. Сейчас, конечно, смешно вспоминать, но тогда было совсем не до смеха. Спектакль оставил в душе неизгладимые впечатления, можно сказать, дал мне толчок, направление в жизни. 

Потом в школе начали сами ставить разные сценки. Участвовали на различных концертах: я и пела, и стихи рассказывала. И вот однажды, в 1947 году, сама написала пьесу. Она называлась «У могилы матери» - печальная весть о смерти нашей соседки проникла в мою душу и мне очень захотелось выразить это на бумаге. Эту пьесу мы поставили в школе и даже стали ездить по деревням с «гастролями». Участвовали в ней, разумеется, и взрослые, нам для поездок выделили лошадь и сани. Народ очень полюбил эту постановку. На вырученные от спектаклей деньги покупали все необходимое для местного клуба. Даже когда, став взрослой, приезжала в деревню, мне всегда напоминали о моей роли: «Эх, как ты пела в этом спектакле! До сих пор перед глазами!»

В 1947 году поступила в Башкирское государственное театрально-художественное училище. Отец, уходя служить в армию, наказал матери: «Пусть дочь учится на артистку!». Мама вроде вначале согласилась, но потом категорически не захотела, чтобы дочь, как цыганка, скиталась по деревням. Я успокоила ее, сказала, что поехала сдавать документы в педагогическое, а сама поступила в театральное училище. Училась неплохо. Однажды, с целью подработки, приняла участие в утреннем концерте по радио. Мое выступление услышала в деревне Гашия-апай и спросила у моей мамы: «Сарбиямал, где, говоришь, учится твоя дочь Разина?». Мама ответила, что на педагога. А соседка возразила, мол, по радио сказали, что она учится на первом курсе театрального училища.

Мама сразу приехала в Уфу и нашла квартиру, где я жила у одной бабушки. Так вот, прихожу домой с работы, а мама моя уже чай пьет с ней. Но хозяйка квартиры не выдала меня, правду не рассказала. У нас с матерью состоялся серьезный разговор наедине. Мама пыталась объяснить, что жизнь артистов нелегка, они все время в пути, и много других сложностей. А я ответила, что я ничуть не хуже других, и я смогу стать, как они, буду работать, трудностей не боюсь, профессия эта нравится и отступать от своей мечты не хочу. Мама только взмахнула рукой: «Разве тебя переубедишь?»

Годы учебы в училище не забыть никогда. Директором училища тогда был С.Р. Кадыров, вел наш курс К.Ф. Гадельшин, сценическую речь преподавал Х. Бухарский, пение - Ильбаева, башкирский язык - Сафаргалиев. 
После окончания училища, в 1951 году, в Баймакский театр были направлены мы впятером: Фардуна Мансурова, Сабир Галин, Альтаф Мустафин, Вали Исхаков и я...» 
С тех пор началась трудовая деятельность
Р.Д. Кагармановой в Баймакском колхозно-совхозном театре. Она посвятила себя служению искусству вплоть до выхода на заслуженный отдых. За это время ею создано более сотни разных запоминающихся образов, оставшихся навсегда в памяти театра и в сердцах поклонников. Первая роль актрисы - Гульсина в драме И. Насыри «Уроки души» (“Күңел дәрестәре”). Сбылась мечта девушки - она пела в первом же спектакле! Затем роли одна за другой: Сарвар в музыкальной комедии Х. Ибрагимова “Башмачки” (“Башмағым"), Кисельникова в спектакле “Пучина" А.Н. Островского, Фекла Ивановна в комедии Н.В. Гоголя “Женитьба" (“Өйләнеү"), Ульяна Громова в драме “Молодая гвардия” А.Фадеева, Гульсира в спектакле “Потоки” (“Ташҡындар”) Т. Гиззата, Рахиля в драме Х. Вахита “Первая любовь”, Гульбану в спектакле Н. Асанбева “Утренняя звезда”, Былбыл в драме Г. Ахметшина «Окольными путями» (“Урау-урау юлдарҙан”), Шафак в трагедии М. Карима “Ночь лунного затмения”, Янбика в драматической поэме Р. Сафина “Янбика”... Играла героинь самого разного плана, создавала образы, отличавшиеся социальной остротой, народным юмором, национальным колоритом, в основном, главные роли. 

В театре Разина Кагарманова встретила свою любовь, партнера по сцене, спутника всей жизни - артиста Хамзу Курсаева, впоследствии народного артиста БАССР, заслуженного артиста РСФСР.

В 1975 году Р.Д. Кагарманова стала директором Сибайского театра. 


Из воспоминаний Р.Д. Кагармановой: 

 

“Расскажу, как это произошло. Мне даже не предложили, просто взяли и поручили эту должность. Раньше ведь как было - вызывают в горком и дают подписать приказ. А я в тот период была секретарем партийной организации. И вот однажды вызывают нас с мужем (Хамзой Курсаевым) в горком. Мы удивились: “Кажется, дисциплину не нарушали. Зачем, интересно, нас вызывают?” В горкоме завели нас к первому секретарю Р.Н. Ахмерову. Глядя на Хамзу, он произнес: “Хотим вашу супругу назначить директором театра. Как думаете, это не внесет сложностей в вашу семейную жизнь? Работа не из легких: требует много времени, часто бывают совещания, где много мужчин-руководителей, будут частыми командировки в Уфу. Вы не против?” “Да нет! - отвечает мой муж. - Пусть работает, я не против!” Зато мои глаза на лоб полезли: “Нет-нет! Какой из меня руководитель! Я не смогу!” Рим Нажмиевич выпалил: “Ты солдат? Солдат! (Коммунист то есть) А солдат беспрекословно должен выполнять приказы генерала!” Я пыталась возразить: “Но ведь и генерал должен понимать возможности солдата!”, - но он даже не хотел слушать, дал приказ в руки и попрощался!

Затем вызвали в Уфу. Так я начала работать директором. Мне казалось, что ничего не умею. Однажды говорю министру: “Толком не знаю русского языка! Путаю окончания слов! Как же мне заполнять документы?” Он рассмеялся и обещал в первое время помогать, исправлять документы, если будут ошибки. Но благодаря усиленным стараниям и поддержке моего родного коллектива я вскоре стала уверенно говорить и писать на русском языке и к помощи министра, предложенной то ли в шутку, то ли всерьез, прибегнуть не было необходимости. Немного не хватало смелости. В Уфе, в очереди в Министерстве, порой просиживала часами, пока однажды в приемной министр Халиков не обратился сам ко мне: “Ой, Давлетовна! Если будете пропускать всех “бескультурных” мужчин без очереди, никогда на прием не попадете! Будьте смелее!” И я старалась, как могла...

В театре меня поддерживал любимый коллектив, в семье - сильное плечо моего мужа. Он даже научился очень вкусно готовить. Детей помогали воспитывать мама и свекровь. Трудные были времена. План перед нами ставили большой, артисты работали на износ, у них не было ни малейшего времени отдохнуть. Набравшись смелости, я решилась и поехала в Министерство культуры РФ. Там меня выслушали, министр вызвал финансового начальника и заставил уменьшить количество спектаклей на двадцать. Осталось четыреста! Позже уменьшили еще до трехсот восьмидесяти... На выпуск новых спектаклей давались очень маленькие сроки, но мы вынуждены были успевать, и мы успевали!..

Чтобы не срывать спектакли, много раз приходилось за сутки учить роль и самой играть на сцене. Был даже такой случай. Заболела актриса, ее срочно госпитализировали. А спектакль “Альфанис из Парижа” играли в тот день аж в Ленинграде. Вызвали по телефону. С большим трудом купила билет на самолет, там меня встретили. Роли не знаю. Ксероксов тогда не было, чтобы сделать копию пьесы, тогда бы могла хоть в самолете учить слова! Выручил опыт, вечером вышла на сцену, спектакль прошел с успехом, без срыва.... Таких случаев бывало очень много, но никогда духом не падали и ни разу не запятнали честь театра...

И так я работала в должности директора театра до 1987 года...”

Благодаря грамотному руководству и авторитету Разины Давлятовны Кагармановой выросла роль Сибайского театра в республике. Правительство БАССР и Башкирский обком КПСС по достоинству оценили ее работу: в 1976 году она награждена орденом «Знак Почета», в 1982 году Разине Давлятовне присвоено звание «Заслуженный работник культуры РСФСР», а в 1986 году она была награждена орденом Трудового Красного Знамени.

 

Вспоминает Н.А. Абдрашитова, народная артистка РБ:

 

“Разина Давлятовна была высококультурным, высокообразованным руководителем, личностью с большой буквы. Коллектив запомнил ее как глубоко порядочного, скромного, но в то же время требовательного руководителя. Она воплощала в театре все идеи партии, наш театр шагал в ногу с горкомом КПСС, впереди у всех была одна цель - сделать нашу страну самой лучшей, самой передовой. Мы старались как могли. Всегда выполняли план, хоть и трудно приходилось порою, очень трудно: не видя толком своих семей, мы отправлялись с гастролей на гастроли... Но мы верили в то, что делали.

Жили дружно в коллективе, никого не отдаляли, все работали, как единое целое, проблемы решали сообща. Оглядываясь назад, понимаем, что это, наверное, были самые лучшие времена – образование везде бесплатное, артисты получали квартиры, труд наш высоко ценился, в этот период многие удостоились высоких званий. Да, есть что вспомнить, и даже порою ком в горле...

Лично для меня Разина Давлятовна была символом женственности, красоты, таланта и трудолюбия. Как все качества могла воплотить в себе эта хрупкая на первый взгляд женщина! Когда я пришла на работу (именно в эти годы), поразилась ее умению держать себя в любой среде - на сцене, в кресле руководителя, в жизни. Они с супругом Хамзой Курсаевым любили делать сюрпризы для друзей, коллег, отличались добротой и невероятной гостеприимностью.

Выйдя на заслуженный отдых, Разина Кагармановна не смогла перенести расставание с коллективом. Через три года снова вернулась в строй, долгое время еще работала актрисой, воплощая на сцене незабываемые образы, активно участвуя в жизни театра, долгое время была наставником и примером для молодых артистов, оставив незабываемый след в наших сердцах и внеся в историю лучшие страницы жизни театра.”

 
Р.Д. Кагарманова покинула нас в 2018 году. Коллеги, зрители, близкие провожали Разину Давлятовну продолжительными аплодисментами. В памяти у всех останутся лишь теплые воспоминания об этом удивительном человеке. 

 



Гульсасак ТЛЯВСИНА. 

Использованы материалы из архива театра.

 

Автор:Гульсина Киикбаева
Читайте нас в