Все новости

Белые флаги

«Конец войны был уже близок. Но враг не сдавался, ожесточенные бои продолжались. Та же война - стрельба, раненые, убитые. Но все же обстановка несколько иная. Мы привыкли в наступлении двигаться по бездорожью, а тут его нет: едва съедешь с одного бетонированного шоссе, сразу попадаешь на другое. Линии фронта нет, все перепутано. И снег тает. Весна. Мы перешли границу Германии..."

Май 1945-го: как это было
Белые флаги
«Конец войны был уже близок. Но враг не сдавался, ожесточенные бои продолжались. Та же война - стрельба, раненые, убитые. Но все же обстановка несколько иная. Мы привыкли в наступлении двигаться по бездорожью, а тут его нет: едва съедешь с одного бетонированного шоссе, сразу попадаешь на другое. Линии фронта нет, все перепутано. И снег тает. Весна.
Мы перешли границу Германии. Фашисты запугивали население и армию зверствами русских. Да, немцы в массе своей - и военные, и гражданские - ждали возмездия. Они знали и понимали, что заслужили его, и смертельно этого боялись. Но никакого возмездия Красная армия немцам не несла. Первый германский городок встретил нас затаившимся безлюдьем и морем уныло повисших из каждого окна белых флагов. В глазах рябило от сплошной белизны, как будто мы оказались в березовом лесу. Нигде ни души, ни звука. Пусто и мертво… Но… Каждый из нас чувствовал, что город не пуст и обитатели его лишь притаились в страхе.
Мы смотрели на белые флаги, и сердца наши бились в волнении: будоражили то ли гордость при виде позорного конца безжалостных завоевателей, то ли само это необыкновенное зрелище - белое убранство полотнищ. «Ну вот, - думалось, - теперь затаились. Потому что за неправое дело дрались. А ведь ваши солдаты прошли по нашей земле - от границы до Волги - с огнем и мечом, но мы не выбросили ни одного даже маленького белого флажка…».
За целый день наша дивизия ликвидировала немецкий плацдарм, полностью очистила восточную часть города, продвинулась недалеко. Отступая под натиском наших войск, фашисты минировали дороги, окопы, блиндажи, рощи, даже дома в населенных пунктах. Коварству врага не было предела. На подступах к Берлину сомкнулись два фронта: Первый Белорусский и Первый Украинский. Несмотря на то, что конец войны был уже предопределен, гитлеровцы, зажатые в железном кольце наших войск, и не помышляли сложить оружие.
29 апреля командир полка подал команду: дивизиону в течение ночи выдвинуть батареи на прямую наводку, быть готовыми и ни в коем случае не допускать прорыва противника. Рано утром из леса с белыми флагами вышли более 400 гитлеровцев. Над Берлином не умолкал грохот артиллерийской стрельбы. Через головы наших воинов летели снаряды «Катюш». Все это было направлено в центр Берлина - на имперскую канцелярию и Рейхстаг. «Будем брать символ немецкого фашизма. Это объект 105 - Рейхстаг. Мы будем штурмовать его!» - прозвучал приказ. Через гарь и дым шли вперед мотострелки. Вместе с ними двигались танкисты. За шесть часов боев они выбили врага из десяти кварталов города. Немцы оказывали жестокое сопротивление.
Вдруг наши солдаты, проходя мимо разрушенного дома, услышали сильный крик детей из подвалов. Открыли двери: что это? Стоят несколько рядов кроваток, на них лежали новорожденные. Никак не поймем - это ясли или родильный дом? Около детей застыли в испуге две пожилые женщины. Пришлось объяснять, что советские солдаты не трогают мирных жителей. Пусть растут эти дети в новой Германии, в новом Берлине - мирными и счастливыми! Командир Горюшкин тут же приказал эвакуировать женщин и детей в тыл, выделив продукты, обеспечив их бинтами и лекарствами.
А в западном районе Берлина улица перегорожена баррикадами. Фашистские автоматчики непрерывно стреляют с крыш домов, из окон. Наши мотострелки помогают танкистам прорваться вперед. На углу, около заводских ворот, встретилось особо сильное сопротивление. Перевернутые трамваи были заложены мешками с песком. Перед ними - сваренные из рельсов противотанковые и противопехотные заграждения. Наши танки начали бить по баррикадам, но разрушить их не смогли, потом решили подтянуть сюда взрывчатку и взорвать их. Немцы встретили наших солдат огнем из пулеметов и пушек. Наши два танка и три самоходки крушили баррикады.
Наступало 1 мая, а наша 23-я мотострелковая бригада отвоевывала у врага квартал за кварталом. Вечером в тот день на несколько часов бои утихли. Советское командование ждало безоговорочной капитуляции врага. Но немцы молчали… А днем 1 мая вражеский полк пехоты - сдается. Это была приятная новость. Немецкие солдаты и офицеры покорно складывали оружие. Взяли две тысячи пленных фашистов. Ну, вот и самое лучшее - добились мы большого праздника! Но бои в городе еще не стихали. Гудела земля. Даже еще самолеты сбрасывали бомбы.
Наконец, 2 мая Берлин пал. Несколько машин с мотострелками подъехали к Рейхстагу. Уставшие, но счастливые, наши солдаты на обгоревшем здании написали: «Мы - в Берлине! Мы пришли сюда, чтобы отомстить фашистам за все страдания, причиненные нашему народу». И хотя у всех солдат была большая радость, но в глазах стояли слезы и спазмы сжимали горло. Николай Иванович Горюшкин – дважды Герой! – набрался сил и крикнул: «Помните, всегда помните о тех, кто не дожил до нашей Победы!».

По воспоминаниям ветеранов - Наталья КОДАКОВА,

руководитель городского

патриотического клуба

«Фронтовые подруги».

Читайте нас в