Все новости
Год памяти и славы
17 Марта 2020, 12:20

 Легендарный комэск, талантливый педагог

«Бадри, ты у нас был храбрым солдатом...» Т. КУСИМОВ, генерал-майор. В преддверии Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов мы вспоминаем имена тех, кто не щадя своей жизни воевал за нашу свободу, за будущее Отчизны. В числе самых знаменитых земляков-сибайцев есть имя и Бадри Мужавировича Мамбеткулова, которого почитают и как отважного война, и как талантливого педагога, воспитавшего целую плеяду учителей.

Легендарный комэск, талантливый педагог

«Бадри, ты у нас был храбрым солдатом...»

Т. КУСИМОВ, генерал-майор.



В преддверии Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов мы вспоминаем имена тех, кто не щадя своей жизни воевал за нашу свободу, за будущее Отчизны. В числе самых знаменитых земляков-сибайцев есть имя и Бадри Мужавировича Мамбеткулова, которого почитают и как отважного война, и как талантливого педагога, воспитавшего целую плеяду учителей.



Становление



Бадретдин, так нарек его мулла, родился в 1911 г. в старинном селе Темясово, бывшем в эпоху Гражданской войны какое-то время и столицей первой советской автономии - Башкортостана. В своих «Воспоминаниях», подаренных мне, своему родному племяннику - сыну старшей сестры Шамсиямал, он пишет: «Наш отец воевал на фронтах I мировой войны, получил тяжелое ранение и умер в госпитале города Сызрани. Без отца жить было трудно, постоянно мучил голод, спасибо Советской власти, организовавшей в Темясове приют, где раз в день нас, детей-сирот, подкармливали бесплатно, благодаря чему мы и выжили. Потом меня направили в детдом, располагавшийся в деревне Билалово. Но там детей все прибавлялось, а еды не хватало, много детей умерло, а меня мать забрала домой. Чтобы как-то помочь ей поднимать четверых детей, с 9 лет нанялся пасти скот. Зимой меня отдали учиться в религиозное медресе, но после нескольких уроков ушел оттуда в сельскую школу. Прознав о моем самовольстве, мать и отчим Мухаматша (его, 17-летнего паренька, по старинному обычаю башкир, чтобы племянники не умерли от голода и были как-то защищены, женили на 32-летней вдове умершего брата, так как тогда ни пенсий, ни пособий не существовало) не стали ругаться и согласились».

«В 1925 г. в Темясове открылась школа II ступени с педагогическим уклоном (девятилетка). Бадри, не задумываясь, поступает учиться туда. У него давнишняя мечта - работать учителем. В годы учебы был принят в комсомол, ему пришлось выполнять ответственные комсомольские поручения. Он был активным участником художественной самодеятельности, работал агитатором среди населения и учителем курсов «ликбеза» (ликвидации безграмотности), где училось почти все взрослое население, являлся участником ликвидации бандитизма и дезертирства. В 1929 г. его как активного комсомольца командировали по путевке обкома комсомола в село Абдульмамбетово (ныне в Абзелиловском районе) для создания колхоза. Кулаки угрожали ему убийством, устраивали нападения с целью устрашения, чтобы он вернулся домой. Однако победили его настойчивость и твердый характер. Несмотря на сопротивление классовых врагов, колхоз был создан к намеченному сроку», - писал в своей книге «Звезда Мамбеткулова» известный краевед Рамазан Утягулов.

В 1929 г. после окончания школы Бадри, как лучший выпускник, получил направление в только что открывшийся Башгоспединститут им. К. Тимирязева. Но в Темясове случилась большая беда - от пожара сгорело 40 домов, в том числе и дом Мамбеткуловых, ему пришлось вернуться, чтобы помогать семье. В 1930 г. Б.М. Мамбеткулов был направлен учителем в только что открытую Мустаевскую начальную школу. Затем был переведен заведующим Темясовской опорной школы наркомпроса БАССР, готовившей на краткосрочных курсах так не хватавших тогда учителей. Под его влиянием, окончив эти курсы, учителями стали отчим Мухаматша, дядя Абузар, брат Нуритдин, сестры Шамсиямал и Бибинур, жена Биби, которые уже имели начальное образование. Так зарождалась династия учителей Мамбеткуловых, которые активно участвовали в создании первых советских школ и проведении культурной революции в Баймакском районе. В последующем Бадри Мужавирович заведовал Татлыбаевской и Первоиткуловской школами, ставшими методическими центрами учительства района. В 1933 г. за успехи, достигнутые в претворении в жизнь Постановления ЦК ВКП(б) «О советской школе», Б.М. Мамбеткулов был удостоен звания «Ударник первой пятилетки», награжден Дипломом «Ударник- учитель».

В 1934 г. его направляют на курсы подготовки школьных инспекторов в Москву. В конце того же года был призван в армию, служил на Украине в кавалерии. Целый год учился в полковой школе, где готовили разведчиков, выпустился старшим сержантом. Этот опыт пригодился ему в 1940 г. во время Финской войны, куда ушел добровольцем. Там он воевал в составе конно-артиллерийской части в качестве командира разведвзвода, участвовал в прорыве линии Маннергейма. За храбрость и воинскую доблесть был награжден Почетной грамотой воинского командования. После окончания войны был уволен в запас с присвоением звания лейтенанта. Вернувшись домой, Мамбеткулов работает заведующим РОНО. Вновь поступает в Уфимский пединститут, теперь уже заочно, но опять ему не суждено его завершить, так как фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз. В августе в качестве командира конной артиллерийской батареи он направляется на фронт.



В башкирской кавдивизии



В ноябре 1941 г. по желанию трудящихся Башкирии и по просьбе обкома партии и правительства создается 112-я Башкирская добровольческая кавалерийская дивизия, полностью оснащенная и экипированная (кроме вооружения) населением и предприятиями республики. С фронтов для формирования дивизии отзываются опытные командиры подразделений, в том числе и Б.М. Мамбеткулов. Он вошел в состав республиканской комиссии по формированию дивизии. В спешном порядке обучали призывников (81,5% которых были башкиры), для чего использовали деревянные сабли и ружья. В дивизии часто проводились различные показательные соревнования. В вольтижировке, джигитовке и рубке лозы не было равных Бадри Мамбеткулову. Самое сложное состязание кавалеристов - поднятие с земли на полном скаку коня пятикопеечной монеты - со всей дивизии, состоящей из нескольких тысяч бойцов и командиров, смогли выполнить лишь командир 275-го полка Кусимов и командир эскадрона Мамбеткулов.

В марте 1942 г., перед отправкой на фронт, дивизии в торжественной обстановке было вручено Красное знамя Президиума Верховного Совета БАССР, а также текст Наказа башкирского народа. Вынос Красного знамени на площадь был поручен боевому командиру, старшему лейтенанту Бадри Мамбеткулову. «Это явилось для меня великой честью», - писал он в своих «Воспоминаниях». Вместе со всеми воинами дал клятву перед Родиной: «До конца выполним Наказ народа - не сложим оружия, пока не одержим полную победу над фашистами». И он остался верен своему слову, беззаветно сражался с врагами Отчизны, неоднократно, даже будучи раненым, продолжал командовать боем. О его отваге и умении воевать говорит такой факт: за год войны в составе башкавдивизии до ранения Б.М. Мамбеткулов за свои подвиги был трижды награжден орденом Красной Звезды и удостоился четырех боевых медалей. Если полк Кусимова почти всегда шел в авангарде дивизии, то эскадрон Мамбеткулова был впереди полка и выполнял самые ответственные задания.

Последний свой бой Б.М. Мамбеткулов дал врагам на Сталинградском фронте, когда силами Сталинградского, Юго-Восточного и Донского фронтов было остановлено наступление немецко-фашистской 6-й полевой и 4-й танковой армий и произошло окружение 22 дивизий (330 тысяч человек). Гитлер рвал и метал, требуя от Вермахта разблокирования этого котла и освобождения войск генерал-фельдмаршала Паулюса. Противник прилагал большие усилия для этого. Воинам башкавдивизии противостояли 1-я румынская дивизия и 22-я немецкая танковая дивизия. 28 ноября 1942 г. немцы укрепились на высоте 163,5 м и стали подтягивать силы к хутору Блиновская, что угрожало нашей дивизии. Командир 275-го полка Тагир Кусимов дал приказ эскадрону Мамбеткулова обходным маневром занять высоту, где скопились немцы. Оставив лошадей с коноводами в лощине (зачастую в таких сражениях кавалеристы воевали как пехотинцы), эскадрон внезапно с тыла набросился на противника и опрокинул его. Несмотря на яростное сопротивление, приказ был выполнен. Противник с этим, конечно, не смирился, так как ухудшились уже его позиции, и без конца подтягивал все новые и новые силы и контратаковал. Бой продолжался целый день

«Эскадрон ст. лейтенанта Бадри Мамбеткулова оказался в окружении танков и пехоты противника. Сам командир был тяжело ранен, но, превозмогая боль, продолжал руководить боем... Противник стремился взять группу, которая была отрезана от остальных взводов Мамбеткулова, в плен, но бойцы, воодушевленные своим командиром, в течение 3-х часов отражали контратаки противника», - писал Г.А. Белов, ставший командиром дивизии после гибели Миннигали Шаймуратова.

От эскадрона Мамбеткулова оставалось уже меньше взвода, когда на их позиции обрушилась очередная атака немецких танков и румынской пехоты. Потеряв два танка и несколько десятков солдат, противник уже в который раз откатился назад, чтобы перегруппировать силы и нанести очередной удар. Комэск Бадри, чуя, что немцы пристрелялись к его укрытию и их пули ложились все ближе, резким рывком приподнялся и прыгнул в окоп, за которым находился политрук Сунагат Ахметов. В это время он почувствовал резкую боль в бедре и упал лицом вниз. Глянул на ногу - она была перевернута назад. В тот момент, еще не отдавая себе отчет, как бывший артиллерист, мысленно определил - на 180 градусов. «Все, отвоевался», - пронеслось в его голове. Обратился к политруку: «Сунагат, отводи людей, все равно боеприпасов уже не осталось, хоть их надо спасти». Услышав отрицательный ответ и видя попытку тащить его, вытащил пистолет и приказал: «Оставь меня, спасай солдат, иначе застрелю!» Политрук возразил: «А как же 227-й приказ Верховного Главнокомандующего - ни шагу назад?!» «Чтобы спасти армию, Кутузов оставил даже Москву. А ты сохрани хотя бы остаток эскадрона!» - жестко парировал он. Сунагат был вынужден подчиниться, а Бадри спрятал пистолет на груди и вскоре, раскинув руки в стороны, впал в забытье.

Когда пришел в себя, услышал рядом выстрелы вражеской пушки. Недалеко стали ложиться снаряды наших орудий, один взорвался совсем рядом, и его забросало землей вперемежку со снегом. «Видимо, суждено погибнуть от своих», - подумалось ему. Холод и страшная боль пронизывали все тело. Оказывается, немцы сняли с него теплые рукавицы и меховую шапку. Ладно, на ногах были сапоги: если бы успел до начала боя, как хотел, надеть валенки, то, когда их стягивали, застонал бы от боли и его бы попросту пристрелили. Кругом лежали разутые трупы наших солдат... Немцы всегда в первую очередь брали валенки, так как стояли холода.

Время тянулось мучительно долго, на ум приходили отрывочные воспоминания о доченьке Кларе, которой в начале войны было лишь 9 лет, совсем еще крохотном сынишкаеДиасе. Как они будут расти без отца, кем станут в этой жизни? Вспомнилось, как однажды пришли комиссар дивизии Мубаряк Назиров, командир полка Тагир Кусимов и комиссар полка Сагит Алибаев. Осмотрев эскадрон, они остались довольны и зашли в блиндаж. Алибаев увидел на столе письмо, адресованное Мамбеткулову, и воскликнул: «Как ты терпишь, не читая весточки из дома?» Вскрыв конверт, Бадри увидел фотокарточьку дочери, письмо и небольшой кусочек пастилы из лесных ягод. Тут же поделил ее на ровные кусочки и раздал присутствующим. Сразу вспомнилась родная сторонка, и у всех увлажнились глаза. Останемся ли живы, увидим ли своих, подумалось, наверное, каждому...



По госпиталям



Уже к вечеру наши снова стали теснить врага, который был вынужден повторно оставить высоту. После 11 часов ожидания до ушей Бадри дошла приглушенная башкирская речь: «Где-то здесь должен быть наш командир». Вскоре его поволокли, положив на плащ-палатку. Затем на пароконной повозке вместе с раненым старшиной Гафаровым их повезли в санчасть. Там к ним подошли комиссар Алибаев и врач полка Хомяков. На вопрос, как состояние комэска, врач ответил, что осталось ему жить минут 20. Тут Мамбеткулов приоткрыл глаза и произнес: «Я хочу жить!» Его все еще не перевязали, только делали уколы. Состояние Гафарова было еще тяжелее, и вскоре он скончался. Через какое то время раненых погрузили в кузов грузовика и отправили в дивизионный санэскадрон, где главный хирург Давлетов снова повторил: «Очень тяжелый, жить ему осталось совсем немного». Но Хомяков возразил: «Командование приказало, во чтобы то не стало, его спасти!» Решили оперировать без наркоза, так как из-за большой потери крови комэска был очень слаб. Когда из раненной ноги доставали раздробленные от разрывной пули осколки костей, хирург приговаривал: «Терпи, командир, терпи!»

Трое суток его везли ночами в тыл, так как днем бомбили вражеские самолеты. В госпитале г. Балашиха врач приказал поместить его в палату №7, где лежали самые тяжелые. Из 13 человек каждый день умирали трое-четверо, заносили новых. Через несколько дней врач снова осмотрел Мамбеткулова и приказал лучше смотреть за ним. «Сердце здоровое, кризис позади, можно отправлять в тыл», - изрек он. Эшелон по пути в Сибирь проезжал через Уфу, Бадри. попросил оставить его здесь, сославшись на то, что жена и дети живут тут недалеко. Его просьбу удовлетворили и оставили в 2575-м эвакогоспитале, находившемся по ул. Ленина. Там сделали повторную операцию: разрезали ногу ниже колена, просверлили кость и, пропустив через нее трос, оттянули ногу на 80 градусов в сторону и так оставили в кровати с грузом из кирпичей весом 14 кг. Боль была адская: чтобы он не искрошил зубы, между ними вставили кусок дерева. Так пролежал глядя на потолок 3 месяца...

Во время очередного обхода хирург сделал заключение: ногу придется ампутировать. Гарнизонная комиссия врачей с этим не согласилась. Их вердикт был таков: резать придется всю ногу, так как рана у самого ее основания, а это означает, что больной будет лежать очень долго и не факт, что выживет. За Бадри Мужавировичем хорошо ухаживали, часто приходили наведать члены правительства республики, писатели, журналисты, артисты. Попав в уфимский госпиталь, он попросил дать телеграмму в Баймак семье. Сразу же приехала жена Биби Мингажевна и помогала выхаживать его.



Возвращение к мирной жизни



Осенью 1943 г. Б.М. Мамбеткулов вернулся в Баймак, его назначили заведующим военным отделом райкома партии. На этом посту приходилось очень нелегко, прикрепленного транспорта не было, а ему на костылях приходилось объезжать населенные пункты района. Фронт требовал пополнения войск, продуктов, одежды и многого другого. В 1945 г. он стал работать инспектором РОНО. С семьей переехали в д. Второе Иткулово, где завели корову, другую живность, и жить стало полегче. На предоставленной лошади объезжал школы района, инспектировал их. Как мог помогал матери, ведь отчим в 1942-м погиб на фронте, также на полях сражений остался муж сестры Бибинур. Продолжали воевать брат Нуритдин и муж сестры Шамсиямал - Нигамат.

На всю жизнь врезался в память День Победы 9 мая. Сельчане бегали от одного дома к другому и поздравляли друг друга, обнимались, смеялись от счастья, плакали от горя. Около школы возник стихийный митинг, вывесили портрет Сталина. Вдруг со стороны послышался топот копыт - всадник соскочил с лошади и, громко крича, рыдая, подбежал и обнял портрет вождя. Кто-то благодарил Сталина, кто-то ругал Гитлера, и у всех из глаз струились слезы...

Вскоре Мамбеткулов получает назначение директором Тубинской средней школы № 2. Ее состояние было удручяющим, так как за 5 лет там сменилось 7 директоров. Она давно не ремонтировалась, с крыши текло, пришкольный интернат - без окон и дверей, учебно-техническая база крайне неудовлетворительная, отсутствовали кабинеты и мастерские, территория захламлена, без какой либо зелени. Настрой учителей был паническим, родители выражали крайнее неудовольствие работой школы, в которой училось до 600 учеников из населенных пунктов 6 сельских Советов. В результате упорного труда и опоры на родителей и общественность директору за относительно короткий срок удалось не только восстановить, но и вывести школу в число лучших в районе и даже - в республике. По состоянию учебно-технической базы и благоустройству она ничем не отличалась от городских. Уют и порядок, созданные в интернате, делали похожей ее на приличную гостиницу.

С переходом ко всеобщему 11-летнему сроку обучения большое внимание стало уделяться профориентации учащихся. В школе учебные кабинеты и мастерские стали образцовыми, на руднике создали учебный цех, где учащиеся получали трудовые навыки. Территория школы скорее напоминала сад, где в изобилии выращивались плодово-ягодные культуры для питания учащихся. Действовала ученическая производственная бригада, шефствовавшая над Сакмарским отделением Суванякского совхоза.Там работал лагерь труда и отдыха для учащихся. На площади 60 га они выращивали кукурузу и свеклу на корм скоту. При живом уголке школы ученики выхаживали гусят и утят до месячного возраста и передавали шефам. Работа учащихся всегда сочеталась с активным отдыхом, на заработанные средства они совершали поездки по стране. Тубинская СШ №2 стала методическим центром учителей республики, сюда за опытом работы ехали отовсюду. Все эти успехи были достигнуты благодаря созданию директором сплоченного, творческого педколлектива.

Сам Б.М. Мамбеткулов за успехи, достигнутые в учебно-воспитательной работе, и педагогическое новаторство был удостоен высшей награды страны - ордена Ленина, первым в Башкортостане стал обладателем медали К.Д. Ушинского за выдающиеся педагогические достижения, добился званий Заслуженного учителя РСФСР и БАССР. Он являлся делегатом Всесоюзного съезда учителей в 1960 г., участвовал в работе 8 съездов учителей Башкирии. Под его руководством выросла целая плеяда выдающихся уителей. Так, Г.И. Сабаева и Г.Х. Хайбуллина стали кавалерами ордена Ленина, Ф.Г. Бикбулатова - Заслуженным учителем РСФСР, З.З. Исмагилова - Заслуженным учителем БАССР, Я.Г. Аккубекова была избрана депутатом Верховного Совета РСФСР 2 созыва. Школа слыла кузницей кадров для района и республики, из ее стен вышли передовики производства, специалисты народного хозяйства, руководители различных рангов, деятели культуры и искусства, писатели, ученые. Сам он осуществил свою давнишнюю мечту получить высшее образование, заочно окончил Магнитогорский и Челябинский институты.



Педучилище - детище Мамбеткулова



В Башкирском Зауралье ощущалась острая нехватка учителей, особенно начальных классов. Приказом Министерства просвещения РСФСР в июне 1963 г. в Сибае было открыто педучилище. Директоро назначили опытного педагога и руководителя Б.М. Мамбеткулова. Учебное заведение открывалось, как рассказывал Бадри Мужавирович, на голом месте. Занятия велись на базе горно-обогатительного техникума, затем в старом здании 2-й школы, общежитие размещалось в двух деревянных бараках в первом квартале, отапливаемых дровами. Много труда вложил руководитель для подбора кадров преподавателей, технических работников. С.В. Биккулов, М.И. Широкова, Т.А. Палагичева, Н.И. Карпова, Ф.Г. Бикбулатова, Ш.З. Шагимов, Ф.А. Субхангулова, Я.Н. Сулейманова, В.А. Качалов, А.А. Кужахметов составили костяк преподавателей. Многократно директор ездил в Москву и Уфу, прежде чем началось строительство учебного корпуса на 320 и общежития на 360 мест. Под его руководством были достигнуты качественные успехи в постановке учебно-воспитательного процесса, Открылись школьное и дошкольное, заочное отделения. Учебные занятия проходили в хорошо оборудованных 33 кабинетах и лабораториях. В 1965 г. состоялся первый выпуск учителей для зауральских районов Башкирии и соседних Оренбургской и Челябинской областей, где компактно проживают башкиры.

Мамбеткулов был не только опытным руководителем, но и талантливым педагогом — методистом. За сравнительно короткий срок педучилище своими достижениями приобрело авторитет и известность не только в республике, но и за ее пределами. На его базе неоднократно проводились различные семинары, конференции директоров и преподавателей педучилищ республики. За опытом приезжали ученые Академии педагогических наук, методисты Министерств просвещения РСФСР и БАССР. Бадри Мужавирович был очень требовательным и одновременно внимательным, заботливым руководителем, особенно по отношению к молодым педагогам и студентам, за что его все любили и почитали. Его птенцами стали тысячи специалистов, среди которых много заслуженных учителей РБ и РФ, отличников просвещения. Они помнят его как своего наставника и старшего друга.

В 1972 г. Б.М.Мамбеткулов стал персональным пенсионером РСФСР.



На службе обществу



Выйдя на заслуженный отдых, Бадри Мужавирович с головой окунулся в общественную работу, чем показывал хороший пример как пожилым, так и молодежи. Неоднократно избирался членом Президиума совета ветеранов города, являлся председателем совета ветеранов 112 (16 гвардейской ) кавдивизии, воинов которой в Сибае насчитывалось свыше 40 человек. Кроме того, поддерживал связь с сослуживцами со всего региона. Под его руководством проходили конференции и встречи ветеранов дивизии, он поддерживал тесную связь с семьями и детьми погибших на войне кавалеристов. В учебных заведениях, во многих школах помог организовать музеи Боевой славы. Сам передал очень много экспонатов, писем музеям дивизии в Демском районе г. Уфы, им. Т. Кусимова в Абзелиловском районе, Сибайскому, Баймакскому и Темясовскому историко-краеведческим музеям. Являясь общественным инспектором Минпросвещения БАССР, часто посещал образовательные учреждения, оказывал им учебно-методическую помощь. Он также являлся общественным корреспондентом газет «Сибайский рабочий», «Атайсал», «Октябрьское знамя» Баймакского района. Добросовестный труд, огромная общественная работа принесли ему почет и уважение в Башкирском Зауралье и в республике. Бадри Мужавирович - единственный человек, который был избран Почетным гражданином г. Сибая и Баймакского района и, вдобавок, с. Темясово.

Он умер в 1999 г., похоронен в Сибае, его именем названы улицы нескольких населенных пунктов в Зауралье, в его честь установлены мемориальные доски на стенах Сибайского педколледжа и дома, где он проживал в Сибае.

С любимой женой Биби Мингажевной они прожили 68 лет, воспитали шестерых детей: Клару, Диаса, Альмиру, Гаяза, Рамиля, Алсу. Династию прдолжают 7 внуков, 13 правнуков и одна праправнучка.

И в заключение. Общественность г. Сибая, Баймакского района неоднократно поднимала вопрос о присвоении Сибайскому педагогическому колледжу имени Б.М. Мамбеткулова, но каждый раз натыкалась на бюрократическую волокиту. Может быть, сейчас, в год 75-летия Великой Победы, имя легендарного комэска, талантливого педагога, основателя и первого директора училища Бадри Мужавировича Мамбеткулова наконец будет увековечено?..

Ирек БИКМЕТОВ,

Заслуженный работник сельского хозяйства РБ,

краевед.

Читайте нас в