+15 °С
Облачно
Антитеррор
Все новости

«Соседки»

В газете «Сибайский рабочий» публикуется рассказ Тансылу ГАЙНУЛЛИНОЙ «Соседки» в переводе Хурии Абызгильдиной.

«Соседки»
«Соседки»

Наргиза проснулась, услышав слова матери, бормочущей про себя: «Бросай учебу. Если бы ты, как все люди, создала бы семью, подарила бы мне хотя бы одного внука, большего счастья себе я и не пожелала бы». Девушка краем глаза взглянула на тикающие на стене часы. Солнце приближалось к полудню. Успокоила себя, мол, сегодня выходной, на работу идти не надо. Однако решила сразу подняться с постели.

Дочь свою Маргиза воспитала одна. Она была еще грудным ребеночком, когда угасло солнце жизни ее мужа. Мать лелеяла дочь, буквально сдувая с нее пылинки. Дочурка росла способной, воспитанной, послушной. Школу окончила с золотой медалью, имеет два диплома. Скоро, защитив диссертацию, станет кандидатом наук. Наргиза почти каждый день слышит наставления матери. Она привыкла к этому, иногда даже не обращает внимания на ее ворчание. Слова матери подхватила соседка Хакима, которая, как всегда, зашла к ним попить чаю.

- Не тревожься, подруженька, - сказала она. - Ты вырастила прекрасного ребенка. Вы обе чисты, искренни, трудолюбивы. Ты ведь сама, оставшись без мужа, не стала обращать внимания на других. И не ной: если согласие сердца и ума вложит в душу некую мощь, она непременно окажется в объятиях чувств большой любви. Пока не наступит тот момент, наши увещевания бессмысленны.

Мать, успокоившись, включила электрический самовар и промолвила:

- Пусть дальнейшая жизнь моей дочки будет защищенной, пусть ей будет на кого опереться, ведь груз одиночества очень тяжелый.

- Я ведь и сама - живой пример этого, - присоединилась к ней соседка. - Рассуждала: «Пусть рожу сына, чем дочь», вырастила троих сыновей. Ни одного сейчас нет рядом со мной. И ничего не поделаешь, лишь бы все они были живы и здоровы. Ведь невозможно удариться головой о камень.

Немного помолчав, Хакима добавила:

- Сегодня найти хороших женихов трудно. Для тех, конечно, кто это понимает.

Сама исподтишка посмотрела на соседку, которая уже направлялась по своим делам во двор. Маргиза, вздыхая, произнесла:

- Не знаю, годы-то ведь идут. Вероятно, у моей дочери есть сомнения изза того, что она росла без отца.

- Ты забыла, что ли, как мои сыновья, Айрат и Марат, в Наргизе души не чаяли? - спросила Хакима.

- Да нет, - ответила Маргиза.

- Ты тогда была недоступной, прямо как китайская стена, - продолжила соседка. - Больше не вмешивайся в жизнь дочери, но что было - то прошло. К слову, и сейчас не поздно все изменить. Если Наргиза будет не против, то мой сын отпустит свою русскую жену…

- Моя Наргиза не создана для того, чтобы ухаживать за мужчиной, угождать ему. Окружающие говорят, что она словно пшеница, выросшая среди ячменя.

- Твоя дочь не из тех, кто пропадает, - заметила Хакима. - Кто знает? Думаю, хватило бы одного твоего слова, чтобы она решилась выйти замуж за моего сына.

- Чувствую, что случится какое-то чудо и мое желание исполнится, - ответила Маргиза. - Ведь только у черта нет надежды.

Неизвестно, сколько раз с разных сторон две соседки обсуждали одну и ту же тему! Коротенький декабрьский день прошел быстро, вечерело. Снег падал и падал, украшая пелену сумерек снежинками, напоминающими разные цветы. Это был волшебный день. Казалось, что на ровной и бесконечно терпеливой земле Всевышний мог бы вернуть созданных им людей в изначальное состояние, очистить их внутренний мир.

Убрав снег со двора, Наргиза проделала тропинки в разные стороны. Пока она подмела чулан и ступеньки крыльца, покрытую снегом синеву сумерек сменила пелена ночи. Ярко-белый молодой снег поднял настроение и освежил ее. Когда она, с удовольствием потрудившись, стряхнув одежду, вошла в дом, почувствовала, как от запаха вкусного пирога, испеченного мамой, все вокруг стало очень уютным. Во время ужина мать заговорила:

- Когда дома осталась одна, беседовала сама с собою. Подумаю про одно, другое ущемляю, подумаю о другом, третье упускаю… Не стоило, конечно, о таких вещах говорить перед едой, приготовленной любя, с душой…

Наргиза, обычно весьма сдержанная в проявлении чувств, спросила маму:

- У тебя есть какая-то плохая новость?

После вопроса дочери женщина замолчала, стала задумчивой. Наргизе стало жаль маму. Ведь она всю свою жизнь посвятила ей. Для того, чтобы хоть как-то поднять матери настроение, шутливо предложила:

- Надень очки, мама, вместе подберем жениха в интернете.

- Неужели все они, выставив свои фотографии, ищут невест? - спросила Маргиза, удивившись. - Что-то здесь не так, наверное. Иначе…

Наргиза стало показывать женихов: - Этот вот из Казахстана, зовут его Казы, в качестве невесты на лето приглашает меня, за мой счет, в Таиланд. Вот этот красавец с богатырским телосложением - Газиз из Азербайджана. Пишет, что из очень богатой семьи, что отец пока в зарубежной командировке. Жалуется на задержку зарплаты, просит отправить ему в долг пятьдесят тысяч рублей, обещает вернуть при встрече. Среди этих женихов есть и башкиры. К примеру, Гафар Загитов, ему шестьдесят лет, живет в своем доме, в достатке. Спокойный, характер уравновешенный, ищет бездетную женщину сорока - сорока пяти лет. Я ему приглянулась. Мамочка, не волнуйся, вот видишь - все через черный ящик мечтают о Наргизе. Список женихов огромный. Довольна?

- Не рассказывай то, во что невозможно поверить, даже если это правда, гласит башкирская мудрость, - заметила мать.

- Мама, кстати, про мудрость - завтра у меня сложный день, предстоит однодневная командировка, - объявила Наргиза.

Мать начала возмущаться:

- Из-за этой диссертации бегаешь и бегаешь, а может…

- Мой руководитель считает, что моя работа готова на девяносто процентов, - перебила ее дочь. - Надо завершить начатое дело. Пока я вернусь, ты будь дома, мамочка, читай свои молитвы. А мне завтра с раннего утра в дорогу.

Оставшись одна в доме, о чем только Маргиза не подумала! Что только не приходило ей в голову! Невольно через окно взглянула на сад. Подумала: «Какая же красивая нынешняя зима! Обилие снега напоминает наше детство, - и улыбнулась, словно влюбленная девушка. - Яблоня, вишня, черемуха, укутавшись в снег, ожидают весну, как юная красавица ждет своего парня».

…Скоро наступит весна, сад будет утопать в цветах. Поспеют фрукты. Жизнь, словно вода, протекает быстро. Однако она как сам рай. Под влиянием своих мыслей и впечатлений Маргиза затянула любимую песню: Не наступай на камень, конь рябой, Когда поскачешь по бездорожью, В этой жизни тяжело одной, Потому нужно иметь друзей.

Гафара, только протянувшего руку, чтобы постучаться в дверь, остановили звуки, затрагивающие струны души, манящие. Из дома друг за другом лились и лились напевы, будоражащие сердце: один заканчивается, слышится другой, затем третий… Словно новая лента с записями песен.

Душа мужчины затрепетала. Как бы он ни старался держать себя в руках, мелодия овладела всей его сутью: текла по венам, вращалась, взволновала, разорвала, раскрошила Гафара.

…Два года назад он проводил в последний - подземный - дом свою супругу, на которой, будучи совсем еще молодым, женился по любви. Он был свидетелем последних дней любимой и до сих пор хранит в своем сердце печаль, грусть-тоску и тяжелые переживания. Жаль, что пока она была жива, у него не было нынешнего ума. Только и делал бы, что лелеял ее, смотрел бы в ее глаза, оттаивал бы ее душу, не жалея ласкового взгляда и нежных слов. Временами он обижал ее: семью не бросал, но и от молодых женщин не отказывался. Супруга часто говорила: «Если бы твои похождения были известны только мне, перед людьми же стыдно!» Словно тень, преследуют Гафара слова жены, сказанные ему за несколько лет до своей смерти: «Когда-нибудь начнешь дорожить мною, но тогда уже будет поздно - не сможешь укусить локоть». Торопил и сократил данные ей Всевышним считанные дни…

Когда он, освободившись от своих тяжелых мыслей, пришел в себя, мелодия уже затихла: вокруг стояла звенящая тишина. Гафар сомневался - войти в дом или развернуться и уйти. Внезапно открылась дверь. Оттуда донеслись слова: «Возле наших ворот остановилась машина. Может, приехал кто-то из знакомых или родни?» Гафар увидел чужую женщину и произнес:

- Простите, мы с вами вчера общались по интернету. Коль суждено - свиделись.

На совершенно постороннего мужчину Маргиза посмотрела настороженно. Стараясь скрыть волнение, Гафар уверенным голосом сказал:

- Слушал ваши песни, воодушевлялся и грустил. Великолепно поете!

Мать, услышав слово «интернет», вначале как-то побледнела. Затем заговорила без стеснений, начала злословить, язвить:

- Прекрасная женщина, как в сказке, по мановению пальца из компьютера не появляется! Настоящий мужчина свое счастье ищет на земле и в соответствии со своим возрастом.

В голосе Маргизы прозвучали категоричность и ненависть. Гафар, понурив голову, топтался на месте, не знал, что сказать. Ему никогда не приходилось пасовать перед женщинами. Мать снова сердито посмотрела на мужчину, захотела найти такие слова, чтобы ранить его душу и сердце, да так, чтобы тот больше не приближался к их порогу. Однако одежда у него была опрятная, да и лицом он был не страшен, открыт. Поняв, что Гафар совсем не похож на плохого человека, немного растаяла и вымолвила:

- Будет неприлично прогнать человека, вошедшего во двор, не впустив в дом. Проходите. Наверное, приехали издалека…

Продолжение рассказа читайте в газете «Сибайский рабочий»

Автор:Римма Махмутова
Читайте нас в