+8 °С
Ясно
Антитеррор
Все новости
Житейские истории
29 Декабря 2020, 10:51

Плакать нельзя

За всю свою долгую жизнь я, наверное, почувствовала себя счастливой только тогда, когда стала бабушкой. Жизнь меня била и била, порой нещадно с раннего детства. И все годы я борюсь со своей судьбой, не сдаваясь. Все мои беды начались со смертью моей мамы. Мне было тогда семь лет, я только пошла в первый класс.Мама умерла при родах. Я была старшим ребенком, всего же нас осталось четверо детей. Наш отец – мужчина суровый, жесткий. После смерти мамы к нам переехала жить бабушка, она была такой же грубой, как и ее сын, наш папа. Сразу сказала мне, что я теперь за «бабу». Так, в семь лет я повзрослела. После уроков нянчилась с сестрами и братом, готовила еду, убиралась, стирала и следила за хозяйством – доила коров, чистила сараи, даже кур рубить приходилось. Плакать мне было нельзя, за это наказывали. Однажды, после того как застудила ноги, во сне заплакала от боли, так отец такую оплеуху дал, что с тех пор про слезы забыла. Жилось мне тяжело. Но ад настал, когда отец, молодой еще мужчина, решил жениться. Само собой, чужие дети никому не нужны. Но если младших мачеха еще как-то терпела, то меня просто ненавидела. А когда у них с моим отцом родился общий малыш, житья мне не стало.Жалели меня все. Учителя приходили домой – ругались, что я могу хорошо учиться, а сижу на уроках и сплю. А как же – новый братец всю ночь орет, мачеха спит, а я его укачиваю. После ухода учителей мне опять попадало – то прутом, то ремнем. А бывало, что и на улице ночевать приходилось – лягу в сарае, зароюсь в сено и реву. Честно, жить не хотелось, просила маму забрать меня к себе.Однажды учитель увидел синяки и заставил меня рассказать, что происходит...

За всю свою долгую жизнь я, наверное, почувствовала себя счастливой только тогда, когда стала бабушкой. Жизнь меня била и била, порой нещадно с раннего детства. И все годы я борюсь со своей судьбой, не сдаваясь. Все мои беды начались со смертью моей мамы. Мне было тогда семь лет, я только пошла в первый класс.
Мама умерла при родах. Я была старшим ребенком, всего же нас осталось четверо детей. Наш отец – мужчина суровый, жесткий. После смерти мамы к нам переехала жить бабушка, она была такой же грубой, как и ее сын, наш папа. Сразу сказала мне, что я теперь за «бабу». Так, в семь лет я повзрослела. После уроков нянчилась с сестрами и братом, готовила еду, убиралась, стирала и следила за хозяйством – доила коров, чистила сараи, даже кур рубить приходилось. Плакать мне было нельзя, за это наказывали. Однажды, после того как застудила ноги, во сне заплакала от боли, так отец такую оплеуху дал, что с тех пор про слезы забыла. Жилось мне тяжело. Но ад настал, когда отец, молодой еще мужчина, решил жениться. Само собой, чужие дети никому не нужны. Но если младших мачеха еще как-то терпела, то меня просто ненавидела. А когда у них с моим отцом родился общий малыш, житья мне не стало.
Жалели меня все. Учителя приходили домой – ругались, что я могу хорошо учиться, а сижу на уроках и сплю. А как же – новый братец всю ночь орет, мачеха спит, а я его укачиваю. После ухода учителей мне опять попадало – то прутом, то ремнем. А бывало, что и на улице ночевать приходилось – лягу в сарае, зароюсь в сено и реву. Честно, жить не хотелось, просила маму забрать меня к себе.
Однажды учитель увидел синяки и заставил меня рассказать, что происходит. После пообщался с моим отцом. На короткое время издевательства прекратились. Но люди не меняются. В конечном итоге тот же учитель меня спас – не буду описывать эту долгую историю, в общем, отправили меня в интернат. Там тоже было всякое, но после дома житье там мне казалось раем. Завтрак, обед, ужин, игры, учеба. Вспоминаю только хорошее, хотя каждую ночь скучала по маме, сестрам и братьям.
После 8 класса поступила в техникум, но долго учиться мне не пришлось – трагически погиб отец. Мачеха тут же выгнала из дома моих сестер и брата. Наша тетка взяла их к себе, но с условием, что я приеду и буду сама за ними приглядывать и кормить. Так в 15 лет я стала работать не только на тетку, но и в колхозе. Вставать приходилось в четыре утра, ложиться в час-два ночи. Готовила обед, убиралась, доила коров, кормила птицу, потом шла на работу. Вечером – ужин, чистка сарая, стирка, проверка уроков у ребятни. И каждый день мы слышали от тетки, что приживалы, житья ей не даем, свалились на ее голову и другое. Хотела уйти, а куда? Да и детей бы забрали в детдом, а я, побывавшая там, не хотела такой доли для сестренок и брата. Посватался ко мне парень. Я согласилась, поставив ему условие – дети будут жить с нами. Он был не против.
Так мы ушли - из огня да в полымя. Мой муж пил, бил, гулял. Терпела все это ради своих сестер и брата. Родился сын. Когда мои сестры и брат ушли из нашей семьи (поступили учиться кто куда), хотела уйти от мужа. Но он не отпустил, просил прощение, даже закодировался. Осталась. Забеременела вновь. Перед родами он напился и избил меня. Моя дочь родилась мертвой, а мне удалили все женские органы. Я ушла. Год жили с сыном по чужим углам, ребенок скучал по папе. Пришлось вернуться к мужу. До его смерти жили как чужие. Перенесла кучу операций, два раза побеждала онкологию. «Ты сильная. Такие живут долго и счастливо», - говорили мне врачи, которые вытаскивали с того света.
Сын у меня вырос хорошим. Никогда не было с ним проблем, выучился, удачно женился, на невестку не нарадуюсь. Двое внуков всегда со мной, часто их балую и получаю за это от сына. Но я счастлива. С сестрами и братом видимся постоянно – до сих пор называют меня мамой и говорят спасибо за свое детство. А я по привычке каждую ночь вспоминаю маму, хотя за столько лет ее образ почти стерся из памяти. Хочется плакать, но нельзя. Берегите своих мам.

И.Т.

Читайте нас: